ВККС лишила мантии судью 10-го ААС за ведение бизнеса параллельно с работой

Высшая квалификационная коллегия судей рассмотрела заключение собственной комиссии, которая проводила проверку сведений в отношении судьи 10-го ААС Сергея Мальцева. Речь идет о том, что он, одновременно с судейской работой, фактически взял на себя управление бизнесом, принадлежавшим его отцу. Председатель суда Инна Воробьева настаивала на том, что за такой судейский проступок необходимо лишить Мальцева полномочий. 

В ВККС поступила жалоба от экс-гендиректора ООО "Литера" Оксаны Ковтун. Владельцем этой компании был отец судьи Виктор Мальцев, который, по словам заявителя, не мог управлять бизнесом самостоятельно из-за отсутствия опыта. В ноябре 2014 года судья, который хотел развивать предприятие "из корыстных побуждений", для получения прибыли, предложил заявительнице возглавить компанию. Та согласилась, а сам Мальцев, как следует из жалобы, "систематически принимал участие в текущей оперативной деятельности предприятия". По заявлению Ковтун, он вел переговоры с поставщиками, контрагентами и банками, а также контролировал бухгалтерскую отчетность компании. В подтверждение этого, Ковтун предоставила в ВККС записи телефонных разговоров и распечатку ее с Мальцевым переписки.

Дальше Ковтун рассказала, что в августе прошлого года, Мальцев ее уволил, пригрозив уголовным преследованием. В своей жалобе женщина указала, что восприняла эту угрозу реально, поскольку сестра судьи работает в прокуратуре Санкт-Петербурга, а его тесть Александр Безнасюк является председателем Московского окружного военного суда.

Высшая квалифколлегия создала комиссию для проверки достоверности информации, указанной в заявлении. Проверяющие пришли к выводу, что Мальцев участвовал в коммерческой деятельности компании, что нарушает закон о статусе судей (п. 4 ст. 3, запрещающего судьям прямо или косвенно заниматься предпринимательской должностью – прим. ред.) и Кодекс судейской этики. Вместе с тем, комиссия не нашла подтверждения того, что Мальцев мог привлечь Ковтун к уголовной ответственности.

Мальцев сегодня свою причастность к бизнесу отрицал, утверждая, что этой компанией полностью занимался его отец. По словам судьи, с тех пор как его в 2008 году назначили на должность, он прекратил заниматься предпринимательской деятельностью. А все рабочее время проводил в здании суда, что могут подтвердить данные системы контроля доступа и записи камер наблюдения. О конфликтной ситуации в "Литере" судья узнал со слов отца, который в нефте-газовом бизнесе с 1993 года.

Судья пояснил ВККС, что жалоба была подана, чтобы дискредитировать его самого как судью и членов его семьи. Судья считает, что таким образом Ковтун пыталась "уйти от ответственности" за хищения, выявленные на предприятии, в которых та могла быть замешана. "Ковтун была гражданской женой моего институтского друга, после того, как ее назначили гендиректором, она приняла на работу своих знакомых. После выявления фактов хищения, они все были уволены. Это месть за то, что она была уволена и за то, что сейчас производятся меры по привлечению ее к уголовной ответственности", — рассказал судья.  

По поводу записи разговоров, судья пояснил, что они действительно имели место быть, однако все разговоры были уже после увольнения Ковтун с должности. "Факт ведения телефонных переговоров не отрицаю, но я это сделал для урегулирования межличностного конфликта – отец перестал со мной разговаривать, у него были претензии по поводу того, каких друзей я ему порекомендовал, я хотел уладить конфликт", — пояснил Мальцев.

Кроме того, по мнению Мальцева, комиссия ВККС не установила, что именно он получал доходы от работы "Литеры", а также не выявила, какое доверенное лицо от имени судьи участвовало в бизнесе. "В заключении комиссии сказано, что все подтверждено материалами, но там нет ни одного правового заключения от моего имени и нет ни одной моей подписи", — убеждал коллегию судья.

После выступления Мальцев, вопросы у членов ВККС все равно остались. Тогда большинством голосов было принято решение вызвать на заседание саму Ковтун. Судья был против, отметив, что без пояснений его отца, "картина получится однобокой". Ковтун на заседании свою жалобу поддержала, рассказав, что бизнес вел именно Мальцев-сын, тогда как его отца она видела всего один раз. "В конце августа он меня уволил, а затем следовали угрозы о заявлениях в правоохранительные органы в связи с тем, что была недополученная прибыль", — отметила она.

— Доходы от бизнеса кто получал? – решил уточнить председатель ВККС Николай Тимошин.

Ковтун ответила, что ежеквартально передавала судье от 1,5 до 3 млн руб. дивидендов наличными деньгами. "Мы встречались с ним в основном в ресторанах, в офис он не приезжал", — рассказала она.

Кроме того, заявительница обратила внимание коллегии на то, что в деле есть копии запросов от Мальцева на документы управленческого и бухгалтерского учета, а также письмо от одного из контрагентов, в котором компания подтверждает, что Мальцев принимал участие в переговорах.

Тогда члены ВККС поинтересовались у Мальцева почему он, согласно данным из налоговой, уже будучи судьей, числился гендиректором и учредителем двух предприятий. Тот пояснил, что уволился с занимаемых должностей сразу после приказа о назначении, но "недобросовестные руководители поздно внесли информацию в реестр".

После Мальцева и Ковтун слово взяла председатель 10-го ААС Инна Воробьева, но на время ее выступления ВККС, по просьбе главы суда, заседание закрыла. Однако в последнем слове Воробьева отметила, она усматривает наличие дисциплинарного проступка и попросила коллегию применить наказание в виде досрочного лишения полномочий. По всей вероятности, председатель суда внесла представление, в котором просила лишить Мальцева мантии, во время своего выступления. 

Мальцев же, в свою очередь, настаивал на  том, что предпринимательской деятельностью он не занимался, а его вина сводится к тому, что он позвонил Ковтун и был не сдержан в разговоре. "Я очень дорожил и дорожу этой работой, за 8 лет я не сделал ничего, что могло бы умолить авторитет судебной власти", — заключил судья.

ВККС, после продолжительного совещания, признала его проступок достойным лишения полномочий.