в это время

Виноват ли пристав и когда можно не платить кредит: обзор практики от Волгоградского облсуда

Накануне Волгоградский областной суд опубликовал обзор практики по гражданским делам за последний квартал 2016 года. В нем на примере дел, рассмотренных в апелляции и кассации, рассматриваются ответы на некоторые спорные вопросы.

Изменяет ли предъявление кредитором требования о досрочном возврате суммы займа срок исполнения обязательства по возврату этой суммы?

Да, утверждают в облсуде.

Банк обратился в суд с требованием взыскать с заемщика и его поручителя задолженность по потребкредиту на 400 000 руб. сроком на 60 месяцев под 19% годовых. Центральный районный суд Волгограда исковые требования удовлетворил. Апелляция же выяснила, что договор был заключен в декабре 2007 года, и, так как заемщик взносов по нему не платил, в октябре 2010-го кредитная организация направила ему требование о досрочном погашении кредита, установив срок до 30 ноября 2010 года. Этим банк изменил условия кредитного договора о сроке его исполнения, сократив его почти на два года.

Ответчики уверяли, что благодаря этому обстоятельству, банк пропустил трехлетний срок исковой давности, поскольку обратился в суд только в декабре 2015 года. Обдсуд с этим согласился, установив, что срок должен был течь с "новой" даты погашения кредита (30 ноября 2010 года), а не стой, что была первоначально установлена договором (декабрь 2012 года) и в удовлетворении иска отказал.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 23 ноября 2016 года, № 33-14690/2016.

Должно ли государство возмещать неполученные от должника суммы по исполнительному документу, если его реального исполнения не происходило?

Нет, не должно.

Некий Д. обратился в суд, требуя взыскать с РФ возмещение вреда и моральный ущерб. Он говорил о том, что из-за незаконного бездействия пристава-исполнителя ему не удалось получить от должника порядка 244 000 руб. Пристав якобы не следил за сохранностью имущества задолжавшего и допустил отчуждение у того дачного домика и участка, на которые можно было наложить взыскание. Истец просил погасить часть долга и 50 000 руб. морального вреда за счет государственного бюджета.

Ворошиловский райсуд Волгограда удовлетворил требования частично, взыскав с РФ в лице областного УФССП за счет казны РФ 150 000 руб. Апелляция с этим не согласилась. Во-первых, она сослалась на положения абз. 2 п. 85 постановления Пленума ВС № 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" от 17 ноября 2015 года. В нем говорится, что отсутствие реального исполнения само по себе не должно быть основанием для возложения на государство обязанности по возмещению неполученных от должника сумм. Государство отвечает лишь за надлежащую организацию принудительного исполнения судебных актов и не подразумевает обязательного положительного результата взыскания, поскольку оно обусловлено рядом объективных обязательств, зависящих от должника.

Облсуд указал, что должник мог продать дачу умышленно, зная, что на нее могут наложить взыскание. Кроме того, взыскатель не попросил наложить арест на имущество. Дополнительно к этому на момент вынесения решения у суда не было доказательств, что спорный участок с домом зарегистрирован на нового собственника. А значит, нельзя доказать, что бездействие пристава причинило Д. ущерб.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 14 декабря 2016 года, № 33-16798/2016.

Можно ли признать истцов нуждающимися в улучшении жилищных условий и выдать им жилье по договору соцнайма, если их квартира находится в аварийном доме, не включенном в региональную программу переселения из ветхого жилья?

Нет, нельзя, отвечает кассация.

Семья из четырех человек через суд требовала поставить их на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий и вне очереди выдать квартиру по договору соцнайма. Истцы мотивировали это тем, что им принадлежала квартира в аварийном доме, который еще и сгорел, а средств на приобретение нового жилья у семьи нет, поскольку она является малоимущей.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, апелляция также посчитала, что муниципалитет обязан обеспечить собственников, оставшихся без квартиры, жильем. Кассация же сослалась на разъяснения ВС (раздел II Обзора судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан, в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, от 29 апреля 2014 года), где сказано, что если дом признан аварийным и включен в региональную программу сноса ветхого жилья, собственник по своему выбору вправе требовать либо возмещения стоимости жилплощади, либо предоставления новой равноценной квартиры (п. 3 ст. 2, ст. 16 ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства"). Если же дом в такую программу не включен, то возмещение осуществляется в порядке ст. 32 ЖК, либо путем выкупа, либо путем предоставления другого жилого помещения с зачетом его стоимости в выкупную цену по соглашению с собственником.

Постановление президиума Волгоградского областного суда от 30 ноября 2016 года, № 44г-205/16.

Могут ли "бывшие" родственники пользоваться квартирой, если ее предоставил кооператив, а эти лица были включены в ордер как члены семьи собственника?

Да, считает облсуд.

Истец потребовала выселить и запретить пользоваться жильем ее дочери, внукам и правнукам, поскольку они являются "бывшими" членами семьи, общего хозяйства с ней не ведут, в квартире проживают эпизодически и никаких расходов на ее содержание не несут.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, но Президиум облсуда напомнил, что квартиру истец получила как член кооператива. А значит, согласно ст. 19 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" на родственников, которые вселились туда вместе с ней, не распространяются положения ч. 4 ст. 31 ЖК, согласно которой при разрыве семейных отношений "экс-члены семьи" владельца жилплощади утрачивают право на пользование жильем. Такую же позицию высказал и КС в постановлении о соответствии ст. 19 указанного выше закона Конституции (см. № 5-П от 24 марта 2015 года).

Постановление президиума Волгоградского областного суда от 14 декабря 2016 года, № 44г-206/16.

Нужно ли согласие всех собственников жилья в многоквартирном доме на использование помещений, находящихся в общей собственности?

Конечно, нужно.

В суд обратился собственник 1/2 квартиры в жилом доме, потребовав от организации, меняющей вентиляционную систему в принадлежащем ей нежилом помещении, вернуть все в состояние "как было". По словам истца работы, нарушившие вентиляцию в его квартире, велись не только без предварительных изысканий (проектирования) и с превышением уровня шума, но и в отсутствие согласия собственников жилья в доме. А получить его было необходимо потому, что реконструкция затрагивала общее имущество: крышу, ограждения и несущие конструкции.

Центральный райсуд Волгограда в иске отказал, а вот апелляция с ним не согласилась. Согласно нормам ЖК, необходимым условием для признания правомерным использования объектов общего имущества многоквартирного жилого дома является наличие соответствующего согласия собственников всех помещений в нем. Крыша включена в состав общего имущества пп. "б" п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме (утверждены постановлением правительства № 491 от 13 августа 2006 года). Работы проводились на крыше, а доказательств того, что их одобрили все собственники, в деле не было, отметил суд, удовлетворяя иск.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 21 декабря 2016 года, № 33-52/2017.

Входит ли уборка в подъездах в перечень обязательных услуг, которые должна оказывать жильцам управляющая организация, или ее нужно отдельно оговаривать в договоре?

Входит, утверждает облсуд.

Жилец многоэтажки подал в суд на УК, которая "забыла" про уборку в подъездах. Он требовал обязать организацию навести порядок и в дальнейшем делать это регулярно, согласно графику. Дубовский районный суд Волгоградской области в иске отказал, мотивируя это тем, что работы по уборке лестничных клеток не были включены собственниками дома в перечень работ и услуг, оказываемых управляющей организацией, а оплата данных работ не входит в утвержденный на 2016 год тариф. А значит, истец выбрала неверный способ защиты своих прав, поскольку ей нужно было требовать включения уборки в список работ по договору.

Апелляция с этим не согласилась и иск удовлетворила, поскольку работы по санитарной уборке подъездов многоквартирного дома входят в обязательный перечень работ, проводимых управляющей организацией, вне зависимости от волеизъявления сторон. Об этом говорится в п. 11 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме (утверждены постановлением правительства № 491 от 13 августа 2006 года) и в Правилах и нормах, утвержденных постановлением Госстроя № 170 от 27 сентября 2003 года. В частности, там говорится, что влажную уборку всех поверхностей в подъезде управляющая компания должна обеспечивать не реже раза в месяц.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 12 октября 2016 года, № 33-13679/2016.

Можно ли дольщику взыскать неустойку с банкротящегося застройщика иначе, чем в рамках дела о несостоятельности в арбитраже?

Нет, нельзя.

Дольщик обратилась в суд к застройщику, требуя взыскать с того стоимость так и не переданной ей квартиры, неустойку по договору, штраф и компенсацию морального вреда. Суд первой инстанции иск удовлетворил частично, уменьшив размер неустойки, а когда истец обжаловала решение в апелляции, та, выйдя за пределы жалобы, отменила решение первой инстанции и прекратила производство по делу.

В апреле прошлого года АС Волгоградской области ввел в отношении застройщика процедуру наблюдения. Однако суд первой инстанции посчитал неустойку текущими платежами, так как она возникла после возбуждения производства по делу о банкротстве. Апелляция же указала, что оплата неустойки является ответственностью застройщика за нарушение основного обязательства по передаче объекта долевого строительства, то есть относится к денежным обязательствам по смыслу абз. 4 ст. 2 и п. 2 ст. 4 закона о банкротстве. "Следовательно, требование участника строительства (в том числе гражданина) о взыскании с должника неустойки за нарушение предусмотренного договором срока передачи объекта долевого участия может быть предъявлено к должнику – застройщику только в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве", – резюмирует облсуд.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 12 октября 2016 года, № 33-13757/2016.

Распространяется ли на отношения между заемщиком и микрофинансовой организацией положения закона о защите прав потребителей?

Да, в части, не урегулированной специальными законами.

Заемщица через суд попыталась потребовать от микрофинансовой организации копию документов, подтверждающих наличие между ними кредитных отношений: договора, графика платежей и прочих, поскольку свои экземпляры она потеряла. Однако Красноармейский районный суд Волгограда иск отклонил из-за нарушений правил подсудности. По мнению первой инстанции, иск нужно было направить не в суд по месту жительства истца (что разрешено п. 2 ст. 17 закона о защите прав потребителей), а в суд по месту нахождения ответчика, согласно нормам ст. 28 ГПК.

Апелляция же с этим не согласилась. Согласно ч. 1 ст. 13 ФЗ "О потребительском кредите (займе)" иски заемщика к кредитору о защите прав потребителей предъявляются в соответствии с законодательством Российской Федерации. Запрос о предоставлении информации по договору подпадает под действие общих положений закона о защите прав потребителей (ст. 8–12), поскольку предоставление займа является финансовой услугой. А значит, подсудность спора (согласно нормам ст. 29 ГПК и п. 2 ст. 17 "потребительского" закона) вправе выбирать истец: по месту своего жительства, нахождения ответчика или заключения договора.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 15 декабря 2016 года, дело № 33-17110/2016.