в это время

Верховный суд решил, выдавать ли договоры миноритариям акционерных обществ

До Верховного суда дошла тяжба миноритария, который добивался выдачи договоров компании, и самого акционерного общества, которое эти договоры не выдавало. Фирма причисляла договоры к документам бухучета, на которые могут претендовать акционеры с 25% голосующих акций и более. Но три инстанции решили, что нельзя ограничивать право миноритария знать о договорах компании и контролировать ее. "Нарушаются ли права акционера на управление, если он злоупотребляет правом?" – таким вопросом на заседании задавались представители компании.

Сегодня, 26 мая, Верховный суд отменил предписание Центробанка, который хотел обязать ЗАО «Полиграфоформление» представить хозяйственные договора по запросу М. Маслова, владельца 0,0138% акций компании (А56-95863/2015). Общество не выдавало договоры потому, что считало их документами бухгалтерского учета. Чтобы их получить, нужно иметь не менее 25% голосующих акций, гласит закон об акционерных обществах.

Центробанк и три судебные инстанции тем не менее не приняли эти аргументы и указали, что ограниченный доступ к договорам лишает миноритария возможности контролировать компанию. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и 13-й ААС причислили договоры к бухгалтерским документам, но решили, что это никак не влияет на права акционера. АС СЗО счел, что соглашения не относятся к документам бухучета, однако «это не привело к неправильным решениям судов».

На заседании в экономколлегии представители «Полиграфоформления» рассказали, почему не согласны с этой точкой зрения. Петр Фролов ссылался на практику ВС, которая причисляет договоры к документам бухучета. А его коллега Татьяна Карачевцева рассказала о том, что миноритарий злоупотребляет правом. По ее словам, соглашения не нужны ему для целей управления компанией, да и вообще он к этому не стремится. Он не пытается получить документы через суд, а вместо этого подает заявления на одни и те же договора и методично жалуется в ЦБ. В результате назойливый миноритарий только ухудшает положение компании, жаловалась Карачевцева.

Представители Центробанка парировали, что акционер, который затребует те или иные документы, не обязан объяснять, зачем они ему нужны. Не может регулятор и оценивать злоупотребление правом – таких полномочий у него нет, сказал Василий Алексейцев. По его мнению, бухгалтерские документы – это те, которые составлены исключительно или преимущественно для целей бухучета. Нельзя причислять к ним любую сколько-нибудь важную бумагу и на этом основании отказывать миноритарию: это нарушает его права, убеждал Алексейцев.  

Коллегию под председательством Марины Антоновой эти аргументы, кажется, не убедили, и «тройка» отменила предписание ЦБ.