в это время

Верховный суд направил на пересмотр дело о «бесконечной» исковой давности

"Дочка" Главмосстроя требует предоплату по обязательству, которое не было исполнено в 2008 году. Застройщик расторг договор в 2015 году, и поэтому срок исковой давности еще не истек, ведь истребуется неосновательное обогащение, считает истец. На заседании ВС ответчик жаловался, что этот прием позволит "растянуть" сроки исковой давности по неисполненным обязательствам на десятки лет.

Сегодня, 7 февраля, Верховный суд направил на пересмотр дело о сроках исковой давности возврата аванса по расторгнутому договору (А32-35425/2015). В нем «дочка» Главмосстроя «Главстрой-Кубань» (находится в процессе ликвидации) требовала от субподрядчика «Союзлифтмонтаж-Юг» возвратить 2,3 млн руб. аванса, уплаченного в 2008 году за поставку, монтаж и пуско-наладку двух лифтов в строящуюся больницу в Усть-Лабинске Краснодарского края. Лифты надо было установить тогда же, в 2008-м, но это так и не было сделано. Застройщик ушел в банкротство и так и не закончил больницу. В 2015 году конкурсный управляющий «Главстрой-Кубани» Иван Силецкий послал субподрядчику уведомление о том, что расторгает договор, а следом подал иск на 2,3 млн руб. аванса. Эта сумма взыскивалась как неосновательное обогащение, поэтому срок исковой давности начал течь в 2015 году, после расторжения договора, обосновывал Силецкий.

Арбитражный суд Краснодарского края удовлетворил требования истца, но 15 арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Северо-Кавказского округа встали на сторону ответчика. Поскольку лифты надо было поставить в 2008 году, тогда и начал течь срок исковой давности, указали суды. Истец не согласился с такой точкой зрения и оспорил ее в Верховном суде.

Апелляция и кассация перепутали требования из договора и возврат неосновательного обогащения, когда договор уже расторгнут, убеждал на заседании ВС представитель управляющего Павел Прямышев. Лифты не поставлены, предоплата на них не возвращена, поэтому субподрядчик обогатился на эту сумму, объяснял юрист.

«Мы, наоборот, понесли колоссальные убытки», — оппонировала представитель ответчика Марина Жигулина. Она обратила внимание, что строительство больницы прекратилось, лифты нельзя было установить в здание, а ведь их подготавливали под конкретный объект и не смогли потом продать. По словам юриста, субподрядчик еще в 2008 году предлагал поставить лифты. Но оказалось, что доказательств этому в деле нет. "Переговоры были по телефону," — пояснила Жигулина.

У нее нашлись возражения и по процессуальным доводам истца. Он пропустил срок исковой давности по неисполненному обязательству, а договор решил расторгнуть спустя много лет, негодовала представитель ответчика: «Что же получается, заявлять требования можно через 10, 20 лет?»

— Когда именно приостановили строительство объекта? – поинтересовалась судья Ирина Грачева.

Жигулина затруднилась ответить.

"Это же важно", — сказала Грачева. Она пыталась понять, была ли техническая возможность смонтировать лифты в ходе стройки, и если да, когда именно.

Год приостановки строительства не смог назвать и Прямышев, но по его мнению, это было не столь важно. Договор предусматривал поставку, монтаж и пусконаладку лифтов, а субподрядчик их даже не поставил, сказал юрист истца.

— Разве можно только поставить [без монтажа и пусконаладки – Право.ru]? – удивилась Грачева.

— При каждой стройке есть склад, — ответил Прямышев. – Передать должны были в любом случае.

Выслушав обе стороны, «тройка» экономколлегии решила отменить все судебные акты и направить дело на пересмотр. Чьи аргументы судьи приняли во внимание, станет понятно из мотивированного постановления.

Читайте также: Новости России Украины и мира.