Состязательность оказалось сильнее отсутствия доказательств

Истец в корпоративном споре нередко лишен возможности документально обосновать свои требования — ему могут перекрыть доступ к бумагам фирмы. В невыгодном положении обычно оказываются миноритарии, а преимущество получают те участники, кто связан с руководством компании. Но в одном из дел иск подал иностранный мажоритарный участник. Он утверждал, что директора сместили без его ведома, но не мог показать протокол, которым было оформлено решение. Две инстанции отклонили иск. Кассация применила принцип состязательности.

Информационная “асимметрия” и непрозрачность работы компаний — одна из ключевых проблем в корпоративных отношениях, рассказывает Никита Калиниченко из Nektorov, Saveliev & Partners. В корпоративных конфликтах истец нередко не может документально обосновать свои требования, продолжает старший юрист юрфирмы “ЮСТ” Александр Рудяков. Бумаги, которые имеют отношение к обществу, обычно хранит оно само, а не участники или акционеры. Поэтому преимущество получают те из них, кто прямо или косвенно связан с руководством компании, утверждает Рудяков. В случае корпоративного конфликта доступ к документам перекрывают, как правило, миноритарному акционеру, делится Калиниченко.

Но в деле А40-251836/15 в патовую ситуацию попал мажоритарий, а именно немецкая ITC Logistic GmbH, «один из ведущих операторов на европейском рынке транспортно-логистических услуг», как сообщает ее сайт.  В России у компании была “дочка” ООО "ИТЦ Логистик", которую с 2010 года возглавляла Инна Синеокая. С октября 2014 года бизнес-партнерами немецкой фирмы (70%) были Иван Губарь (15%) и Геннадий Котов (15%). 9 ноября 2015 года по заявлению Котова Межрайонная ИНФС Москвы № 46 зарегистрировала его гендиректором вместо Синеокой на основании некого протокола от 24 октября 2015 года. А вскоре ITC Logistic GmbH оспорила это в Арбитражном суде Москвы.

Мажоритарий утверждал, что ему не сообщили про собрание, он не принимал в нем участия и ничего не знает о смене гендиректора, поэтому решение следует признать недействительным. Правда, самого октябрьского протокола у истца не оказалось.  Заявление было принято 29 декабря 2015 года, однако судья Наталия Константиновская откладывала заседания дважды и вынесла итоговое решение лишь в июле 2016 года. За это время Синеокую восстановили в должности, что сыграло не в пользу истца. Его требования судья отклонила.

Поскольку пост вернули прежнему директору, неясно, какие права истца нарушаются и каким образом он их защищает, недоумевала Константиновская. Да и сам протокол суду найти не удалось. Синеокая требовала его у Котова, Котов утверждал, что бумага, наоборот, у Синеокой. В регистрационном деле Межрайонной ИФНС протокола почему-то не оказалось. Суд не может рассматривать требования относительно «не существующего на данный момент доказательства», объяснила свое решение Константиновская. 9 Арбитражный апелляционный суд с этим согласился.

Восстановить равновесие в состязательности

Следом заявитель пожаловался в кассацию. Он указал, что спорное решение лишает его права оспаривать все сделки, которые заключил Котов во время своего директорства. АС Московского округа прислушался к этим аргументам. Кассация пришла к выводу, что протокол нужно было истребовать у Котова. Именно он обращался в ИФНС с заявлением о регистрации себя в качестве гендиректора, да и сам не отрицал наличия протокола.

Суд выяснил, что ключевой документ отсутствует, и на этом остановился. Но следовало узнать, когда именно участники решили сменить гендиректора на Котова и каким документом это оформлялось, указывает постановление кассации. Если ответчик или третьи лица (другие участники «ИТЦ Логистик» — Котов и Губарь) говорят, что 24 октября 2015 года никакого собрания не было, они должны показать другой протокол, которым избрали Котова. Это отвечает принципу состязательности сторон, отметила кассационная коллегия. Кроме того, нижестоящая инстанция могла сопоставить даты: изменения, оформленные протоколом от 24 октября 2015 года, вполне могли быть зарегистрированы 9 ноября. С такими указаниями «тройка» под председательством Николая Мысака отправила дело на новое рассмотрение.

Позиция АС МО не новая в судебной практике, но рациональная, оценивает Рудяков. Хотя истец не представил протокол, кассация решила, что в деле достаточно доказательств о принятии спорного решения. Поэтому «мяч» на стороне оппонентов, которым надо предъявить документ, анализирует Рудяков. В подобных спорах истцу следует использовать все процессуальные возможности, чтобы обеспечить достаточно доказательств в защиту своей позиции, советует старший юрист Дювернуа Лигал Наталия Афанасьева. Помочь суду правильно сформировать предмет доказывания можно с помощью принципа состязательности сторон, резюмирует она.