в это время

«Роснефть» против «Системы»: Принцип вины или деловое суждение

На этой неделе состоится уже четвертое заседание по резонансному спору "Роснефть" и "Башнефть" против АФК "Системы". Одно из самых громких разбирательств года обрастает все новыми доводами сторон, но интересно оно и для правовой системы в целом по ряду признаков. На двух из них: добросовестность и природа ответственности акционера, в авторской колонке остановился, Андрей Егоров, к.ю.н., гл. редактор журнала «Арбитражная практика для юристов», член Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Прежде всего, благодаря этому делу прозвучит в полный голос вопрос о том, обязан ли акционер действовать добросовестно по отношению к своему обществу. Что значит «добросовестно»? В моём понимании это – без нечестного вывода активов, без махинаций и комбинаций. Наша наука корпоративного права как-то последовательно обходит данный вопрос стороной.

Однако мы провели исследование и показываем, что в ведущих мировых правопорядках такая обязанность у акционера присутствует. Можно спорить, есть ли она, когда акционеру принадлежат 100% акций. Но как только у акционера не 100% пакет акций, требование акционеру по содействию интересам общества развитые правопорядки предъявляют.

Мне нравится немецкое объяснение. Они говорят о том, что акционерное общество произошло из товарищества (из римского societas, именуемого в российском ГК простым товариществом, см. гл. 55 ГК РФ). А в товариществе главное что? Объединение усилий для достижения общей цели. Какое главное слово? «Общей!».

Поэтому не важно, сколько у тебя акций, 75% или 15%,  — должен содействовать обществу в достижении его основной цели (извлечение прибыли) и не можешь ему мешать в этом. Например, без твоих 15% не удаётся принять важное решение о реструктуризации долгов общества или какой-то иной санации. А ты не приходишь на собрание и всё тут. Немцы говорят – ты действуешь недобросовестно и общество должно получить защиту против тебя. Дальше детали, как эту защиту предоставить. То ли считать, что ты проголосовал за нужное обществу решение, то ли ещё как. Но это именно детали. Главное – сам факт защиты. А не разведение в стороны руками, как происходит в России, мол, закон не предусматривает…

Тем более такие обязанности по лояльности интересам общества возлагаются на контролирующего участника. Ну, не может он принимать решения, которые влекут за собой вред интересам общества.  

Дело Башнефть – АФК «Система» ведь не первый случай. Более года назад мы писали заключение по ситуации, когда крупный акционер был потребителем продукции, вырабатываемой его дочерней организацией, и устанавливал на данную продукцию заниженные цены. В результате дочерняя организация не зарабатывала столько, сколько она могла бы, продавая свою продукцию на открытом рынке. А страдал миноритарный акционер, который не получал дивиденды в том размере, который ему причитался, поскольку общество оставалось фактически без прибыли.

Я не могу сказать, что АФК «Система» причиняла убытки «Башнефти», пока владела контрольным пакетом акций. Мы этот вопрос не исследовали. Хотя он будет, я думаю, самым сложным и интересным вопросом в этом деле. Меня волнует другое.  Ни в коем случае нельзя говорить, что, если я крупный акционер, я делаю в компании всё, что мне заблагорассудится. Хочу вкладываю деньги в обновление основных средств, модернизацию оборудования и т.п., а хочу – вытаскиваю всю прибыль на дивиденды для своих сиюминутных целей. И никто мне слова сказать поперёк не может. Вот именно идея о том, что так нельзя, должна быть проведена судами в данном деле, я считаю. Безотносительно к тому, кто в итоге выиграет спор.

Второй момент. Очень интересна природа ответственности акционера. Она то ли деликтная, то ли особая корпоративная. Мне кажется, оба эти вида ответственности близки друг к другу.

Однако в данном деле различие этих видов ответственности, возможно, может заиграть новыми красками. Дело в том, что для корпоративной ответственности должно работать правило делового суждения (business judgment rule). А вот в деликтнойответственности, по-видимому, — не факт. Следовательно, если вред обществу причиняет нормальный владелец акций (купивший свои акции законно и т.п.), но делает это по неосторожности, то он может закрыться щитом «делового суждения». Всё понятно, ты предприниматель, ты рискнул, но прогадал.  Тебя не надо привлекать к ответственности. Вот если грубо ошибся, когда рискнул (вышел за пределы защиты правилом делового суждения), тогда будешь отвечать, извини.

Но если ты незаконный владелец акций, если акции тебе достались по недействительной сделке, то защищён ли ты правилом делового суждения? Вот у меня большие сомнения на этот счёт. Здесь скорее всего придётся отвечать за любой деликт, причинённый тобой как контролирующим акционером обществу. И здесь уже на стороне причинителя будет работать не правило делового суждения, а только вина. Только вина может его спасти. По-видимому, в деле необходимо делать такой правовой вывод. Опять же, безотносительно к тому, а была вина АФК «Система» в каких-то убытках «Башнефти» или нет. Этот вопрос установит суд. Но я считаю, принцип вины должен быть жёстче и неприятнее для причинителя(акционера), чем правило делового суждения. И с большим интересом буду наблюдать за развитием нашей судебной практики. Чего желаю и всем читателями Право.ru.

История спора

До 2014 года "Система" владела контрольным пакетом акций "Башнефти", которые потом перешли под контроль государства. Осенью прошлого года "Роснефть" в рамках приватизации выкупила 50,08% акций башкирской компании, а в мае текущего обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к ее бывшему собственнику – АФК "Система". Заявитель посчитал, что действия ответчика при реорганизации "Башнефти" представляли собой механизм вывода активов. Первоначальная сумма иска составила 106,6 млрд руб. По мнению "Роснефти", на продаже акций "Системы-Инвест" "Башнефть" потеряла 57,2 млрд руб., а еще 37 млрд руб. – на том, что простила инвесткомпании долг в рамках реорганизации. Кроме этого, 12,5 млрд руб. "Башнефти" пришлось потратить на выкуп собственных акций (3,9%) у миноритарных акционеров, а затем погасить эти бумаги вместо их реализации на рынке.

"Система" утверждает, что реорганизация, напротив, пошла всем без исключений на пользу. Корпорация объясняет, что без преобразования "Башнефть" не могла выйти на Лондонскую биржу и повысить свою привлекательность для иностранных инвесторов. Позиция АФК подкрепляется многочисленными ссылками на судебную практику и заключениями независимых экспертов, которые соглашаются, что у "Роснефти" и "Башнефти" нет права требовать взыскания убытков в виде курсовой разницы. В рамках «политики открытости» ответчик даже опубликовал свой 62-страничный отзыв на иск. Эксперты не берутся предрешать исход дела, но приветствуют позицию АФК и ее доводы (подробнее читайте в материале "Право.ru" "Четыре довода "Системы": юристы прокомментировали позицию компании по иску "Роснефти").
 

Читайте также

  • «Роснефть» и «Башнефть» против «Системы»: онлайн-трансляция третьего заседания
  • «Роснефть» и «Башнефть» против «Системы»: онлайн-трансляция второго заседания
  • «Роснефть» и «Башнефть» против «Системы»: онлайн-трансляция первого заседания