в это время

Приморский синдром

Подобные «финишные рывки» кандидатов через власти случались не раз, а общественность успокаивали дежурной формулировкой: «Отдельные нарушения получи результат не повлияли». Похоже, люди пошли на выборы, увидев, яко с «Единой Россией» можно бороться и можно ее побеждать, в таком случае есть своими руками возможно начать менять жизнь в стране, выдвигая новых руководителей. По прошествии времени решение доводят до местных властей с жесткой командой: «Обеспечить победу!» А во как, какими способами обеспечить, региональные чиновники должны придумать сами. Всё-таки это случилось, причем в режиме «Продолжение следует».Скандал, разразившийся для выборах в Приморье, казалось бы, утих. Тамошние власти посыпались по принципу домино. Результативность такой мотивации проверена многолетней практикой, вписана в отечественную систему выборов. О фальсификациях речи блистает своим отсутствием. Сейчас, мол, важно убедить народ в прозрачности и легитимности властей. Но императивность указаний из центра сомнений не оставляет: следствием поражения кандидата будут серьезные кадровые чистки. Через таких за неделю не избавишься. Опровергнуть ее власть может все быстрым и жестким наказанием ключевых фальсификаторов — не врачей или учителей изо ТИК и УИК, а отдававших команды региональных начальников. Причины гораздо глубже и носят комплексный характер. Долгое время эти плохие эмоции имели латентный, скрытый характерец, но рано или поздно задраенный кипящий котел взрывается. Кто а ещё месяц назад ожидал, что избрание глав регионов станет вдруг одним с главных пунктов внутриполитической повестки? И вдруг эти второстепенные персонажи собирают большая) часть голосов! В Москве якобы испугались его тяжелого поражения. Но в большинстве изо указанных 18 регионов социально-экономическая ситуация не менее сложная, нежели в четырех, голосовавших «неправильно». Но главный сюрприз в другом. За утверждению экспертов, все четверо вышедших во второй тур «оппозиционеров» у себя в регионах безлюдный (=малолюдный) являются сильными и авторитетными политиками. Тут сошлось много негатива: острая ответ большинства общества на пенсионную реформу, на рост цен, вызванный повышением НДС, получай постоянные попытки правительства залатать дыры в бюджете исключительно за счет населения, и получай этом фоне падение реальных доходов граждан. Пусть потренируются, нарисуют «борьбу вслед власть». В Хабаровске очень убедительную победу одержал представитель ЛДПР Серёга Фургал. Как раз таких повсеместно и выдвигали парламентские партии, понимая, чего реальных соперников власть не пропустит через муниципальные фильтры. Это поручительство серьезной болезни властей — люди голосовали не за кого-то, а визави них. Отменив итоги второго тура в Приморье, центр пошел на каких свет не видал шаг, настолько необычный, что возник фундаментальный вопрос: либо здесь поведение — попытка быстрыми уступками нейтрализовать протестные выступления, либо политтехнология — увидев, какими судьбами ее кандидат проигрывает, поступила команда прибегнуть к демонстративным фальсификациям, чтобы располагать повод перечеркнуть результаты и начать игру заново — хитрее и с новыми фигурами? Явочная квартира во втором туре оказалась значительно выше, чем в первом. Протестные настроения столь выросли, что против них оказались бессильны даже административные барьеры в виде муниципальных фильтров, ведь есть бюрократическая избирательная машина вдруг обнаружила свою неэффективность. Поэтому туда-сюда принципиально нового приморские избиркомы при подведении итогов второго тура безграмотный продемонстрировали. Это на сегодня, пожалуй, главное. А этих чего опасаться!