в это время

Непроведение врачом аспирационных проб при выполнении инъекции лидокаина привело к приговору по ст. 109 УК РФ

Непроведение врачом аспирационных проб при выполнении инъекции лидокаина привело к приговору по ст. 109 УК РФ
SimpleFoto / Depositphotos.com

Кассационный суд оставил в силе обвинительный приговор по ст. 109 Уголовного кодекса (причинение смерти по неосторожности; «народные» названия – неосторожное/непредумышленное убийство) врачу, который ввел пациентке смесь с лидокаином без проведения аспирационных проб, то есть не убедившись, что этот препарат не попал в системный кровоток (Определение Третьего КСОЮ от 12 ноября 2020 г. по делу № 7У-8010/2020[77-1192/2020]).

Ситуация складывалась следующим образом:

  • к врачу-хирургу обратилась пациентка с жалобами на острые боли в правом плечевом суставе, шейном отделе позвоночника справа, правом надплечье,
  • врач решил быстро купировать боль – провести паравертебральную блокаду шейно-грудного отдела позвоночника,
  • для этого он шприцем ввёл в область мышц шейно-воротниковой зоны справа послойно – внутрикожно, подкожно и внутримышечно – лечебно-лекарственный препарат смеси лидокаина и дипроспана,
  • к сожалению, введению лидокаина в одном шприце с дипроспаном (бетаметазоном) не предшествовали аспирационные пробы, служащие профилактикой случайного введения препаратов в кровеносный сосуд (аспирационная проба – обратное всасывание среды из области введения местного анестетика, используется для того, чтобы по отсутствию появления крови в растворе удостовериться, что кончик иглы не находится внутри кровеносного сосуда);
  • в результате попадания анестетика «лидокаин» в кровеносный сосуд (кровоток) у пациентки произошло быстрое нарастание данного анестетика в крови до уровня летального, развилась системная интоксикация, что привело к острой сердечно-лёгочной недостаточности, и она скончалась на месте, в помещении процедурного кабинета;
  • суд счел, что между небрежными действиями (бездействием) врача и наступившими последствиями в виде смерти пациентки имеется причинно-следственная связь;
  • при этом в медицинских документах не было записи о проведении аспирационных проб (по версии защиты, эти пробы можно было не отражать в медицинской карте – потому что ни законодательство, ни общепринятая медпрактика не требуют описывать технологию паравертебральной блокады, как носящей стандартный характер медвмешательства). Правда, сам врач настаивал на том, что фактически пробы были проведены, однако суд, – основываясь на обстоятельствах дела, – этому не поверил.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Отметим, что адвокат врача указывал также на показания экспертов, – они не исключили возможность возникновения системной токсичности даже и при правильном выполнении аспирационных проб – при определённых обстоятельствах. По мнению адвоката, это свидетельствует о неустранимых сомнениях в виновности его подзащитного, и потому эти неустранимые сомнения подлежали истолкованию в пользу хирурга, однако суд с этим доводом не согласился.

Источник: garant.ru