в это время

Критерии недопустимости: подборка новых отказных определений КС

Конституционный суд вновь опубликовал отказные определения – в этот раз их оказалось более двух сотен. Редакция "Право.ru" отобрала самые интересные: например, почему Москве и Петербургу в отличие от других городов можно без поблажек выдворять мигрантов-правонарушителей, а водителя, у которого концентрация алкоголя 0,161 мг (при разрешенных 0,16), – привлечь к ответственности.

Надумал стать полицейским – будь безупречен

Полицейский Александр Птахин совершил преступление небольшой тяжести, из-за чего стал фигурантом уголовного дела. Впоследствии оно было прекращено, поскольку ему удалось примириться с потерпевшей стороной. Тем не менее из органов внутренних дел он был уволен. Решение МВД сподвигло его обратиться в КС с жалобой на положение закона "О службе в органах внутренних дел", которое к нему применили. По мнению Птахина, отказ предусматривать степень тяжести деяния, формы вины и категории его преступления несоразмерно ограничивает на свободное распоряжение своими способностями к труду и на получение соцгарантий, а также нарушает баланс. КС в свою очередь заключил, что лица, которые проходят службу в органах внутренних дел, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их специальный правовой статус, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству. Граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение Конституции. Кроме того, оспариваемый закон устанавливает такие правила с целью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества, обладающими профессиональным правосознанием и не допускающими нарушения закона, и обусловлено особыми задачами, принципами организации и функционирования правоохранительной службы, а также необходимостью поддержания доверия граждан к лицам (определение № 2382-О).

Почему Москве и Петербургу можно сурово наказывать мигрантов 

Саратовское УФМС в 2015 году выдало гражданину Азербайджана Сулейману Зейниеву разрешение на трехлетнее проживание в России. Спустя год Чертановский райсуд Москвы признал его виновным в совершении административного правонарушения по ч. 2 ст. 18.10 КоАП (незаконное осуществление иностранным гражданином трудовой деятельности) и назначил наказание в виде штрафа и выдворения за пределы страны (дело № 05-0196/2016). Иностранец пожаловался на положения ФЗ "О порядке выезда и въезда в РФ": по его мнению, они позволяют назначать тем, кто имеет разрешение на временное проживание, безальтернативное наказание за однократное осуществление трудовой деятельности без разрешения на работу в Москве без учета иных обстоятельств дела, чем противоречат Основному закону. КС же пришел к выводу, что установление более строгой административной ответственности за те правонарушения, которые совершены в двух столицах, обусловливается особенностями этих крупнейших (как по размерам, так и по численности населения) центров экономической, политической, образовательной и иной социальной активности, что объективно предопределяет возможность причинения определенными видами административных правонарушений на территории этих регионов значительно большего вреда, чем в других местностях. Повышенная социально-экономическая привлекательность таких субъектов и сравнительно многочисленное присутствие в них иностранных граждан осложняют миграционную обстановку и увеличивают сопутствующие этому риски при поддержании миграционного правопорядка и тем самым дают основания к установлению различий в административных наказаниях за нарушения этими лицами режима пребывания (проживания) в РФ в зависимости от места их совершения, что само по себе не означает отступления от конституционного требования пропорциональности (соразмерности) в части строгости соответствующих санкций (определение № 2558-О).

Чем грозит потеря оружия

Владимир Бурцев потерял принадлежащий ему пистолет, в результате чего его привлекли к административной ответственности по ч. 4 ст. 20.8 КоАП (нарушение правил хранения оружия) и оштрафовали. Тогда же уполномоченный орган аннулировал выданную ему лицензию на приобретение, хранение и ношение оружия самообороны, и само оно было изъято. Мужчина безуспешно попытался оспорить это решение – более того, суды напомнили, что ранее он уже привлекался по данной статье к ответственности. При этом доводы Бурцева об утере им оружия при нахождении в состоянии крайней необходимости ввиду противоречивости доказательств, в частности показаний заявителя и свидетеля, были отклонены. По мнению заявителя, положения закона "Об оружии" нарушили его конституционные права, допустив возможность неоднократного привлечения к административной ответственности за совершение одного и того же проступка и тем самым создав бессрочный запрет на получение лицензии.

КС с такими доводами не согласился, указав, что ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признает право каждого физического лица на уважение и защиту принадлежащей ему собственности, но не умаляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для контроля за использованием собственности согласно общим интересам. Право граждан иметь в собственности оружие Основной закон, однако при приводимых обстоятельствах аннулирование органом внутренних дел лицензии выступает способом реализации административно-предупредительной меры, введение которой преследует правомерные, конституционно оправданные цели (определение № 2534-О).

Выпил перед поездкой – получил повестку

Татьяна Халабуда попалась на том, что находилась за рулем в нетрезвом состоянии. Суд оштрафовал ее по ч. 1 ст. 12.8 КоАП и лишил водительских прав: результаты освидетельствования автовладелицы на состояние алкогольного опьянения показали, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе составила 0,161 мг (при минимуме — 0,160 мг) на 1 л выдыхаемого воздуха. Опротестовать решение в вышестоящих инстанциях ей не удалось, а потому за защитой своих прав она обратилась в КС: по ее мнению, законоположение, по которому ее привлекли к административной ответственности, противоречит Конституции в той мере, в какой оно предполагает в целях установления факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ учет показателей. Дело в том, что она наступает в случае, если превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 мг на 1 л выдыхаемого воздуха. Однако КС отказался принять жалобу к рассмотрению, указав, что поскольку наличие концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе в указанном количестве уже свидетельствует об употреблении веществ, вызывающих алкогольное опьянение, постольку привлечение к административной ответственности даже за незначительное – на тысячные доли миллиграмма – превышение не может рассматриваться как необоснованное и несправедливое (определение № 2526-О).

"База сданных"

Суды отказали Валерию Романюку, в отношении которого было прекращено уголовное преследование, в удовлетворении требования о признании незаконными действий органов внутренних дел по хранению сведений о нем в информационной базе полиции. В КС он попытался оспорить конституционность п. 4 ч. 3 ст. 17 ФЗ "О полиции", согласно которому в банки данных полиции подлежит внесению информация о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности.

Права полиции исходят из предназначения, которое состоит в защите жизни, здоровья, прав и свобод граждан, и тем самым предполагают, что они подлежат использованию только в рамках исполнения возложенных на МВД обязанностей, а потому указанное положение нельзя расценивать как нарушающие конституционные права заявителя (определение № 2521-О).

Берегись таможенников

IT-компания "КРОК инкорпорейтед" приобрела для последующей перепродажи товары (серверы иностранного производства), ранее ввезенные другим лицом на таможенную территорию России. Позже ФТС установила, что при их декларировании использовались поддельные документы, что повлекло существенное занижение его таможенной стоимости. По факту уклонения от уплаты таможенных платежей в особо крупном размере должностные лица организации-декларанта были привлечены к уголовной ответственности, а "КРОК инкорпорейтед" обязали солидарно с декларантом уплатить задолженность: ФТС решила, что организация должна была знать о незаконности ввоза товара на таможенную территорию Таможенного союза. Арбитражный суд Москвы доводы таможенников поддержал, указав, факт осведомленности заявителя о незаконности ввоза товара подтверждается материалами таможенной проверки, а также сведениями, представленными ФСБ и Интерполом. Позже 9-й ААС отметил, что на определенных этапах заявитель являлся единственным владельцем всего объема незаконно ввезенного товара. В итоге дело дошло до ВС (№ А40-201450/2014).

"КРОК инкорпорейтед" считает, что п. 2 ст. 81 Таможенного кодекса Таможенного союза допускает возложение солидарной обязанности по уплате таможенных платежей на лиц, не причастных к нарушению таможенного законодательства и утративших право собственности на незаконно ввезенный товар до момента выявления таможенным органом нарушений закона, что противоречит Конституции.

По общему правилу именно декларант как лицо, которое декларирует товары либо от имени которого декларируются товары, является ответственным за уплату таможенных платежей. Однако в случае выявления в установленном законом порядке фактов незаконного перемещения товаров через таможенную границу допускается отступление от указанного общего правила. Данное регулирование образует правовую основу системы мер таможенного контроля, призванных гарантировать уплату обязанными лицами таможенных платежей, которая, как и институт таможенного контроля в целом, направлена на защиту не только фискального интереса государства, но и таких конституционных ценностей, как суверенитет и экономическая безопасность Российской Федерации, законные интересы отечественных производителей и потребителей. Иное создавало бы условия для злоупотребления правом применительно к данным отношениям и, как следствие этого, для уклонения от уплаты таможенных платежей, заключил КС (определение № 2519-О).

Немного об удовлетворении требований взыскателей

Адвокату Вячеславу Парфёнову было отказано в удовлетворении административного иска о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств должника, поступивших на депозит ФССП. При этом суд отклонил довод административного истца о необходимости удовлетворения во вторую очередь его требования к должнику о взыскании суммы долга по соглашению об оказании юридических услуг как адвоката,поскольку вознаграждение адвоката нельзя отнести к оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, и это требование подлежит удовлетворению в четвертую очередь. По мнению юриста, ч. 1 ст. 111 закона "Об исполнительном производстве", устанавливающая очередность удовлетворения требований взыскателей, противоерчит Конституции Российской Федерации, поскольку не включает требование об оплате оказанной адвокатами юридической помощи в одну очередь с требованиями работников, вытекающими из трудовых правоотношений.

В отличие от работников по трудовому договору, адвокаты самостоятельно организуют работу по выполнению взятых на себя обязательств и несут ответственность за их надлежащее исполнение, сами регламентируют продолжительность своего рабочего времени и степень нагрузки, действуют на принципах автономии воли и имущественной самостоятельности и несут риск неполучения дохода, напоминает КС. Исходя из такого характера их деятельности к ним не применяются гарантии, предусмотренные законодательством об исполнительном производстве, в том числе гарантии по приоритетному удовлетворению требований об оплате труда (определение № 2508-О).

О случаях, когда арбитраж может прекратить производство по иску

Арбитражный суд Самарской области прекратил производство по делам, ответчиком по которым выступала компания "Оверплэй" (например, № А55-6572/2015), прийдя к выводу, что они не подлежат рассмотрению в арбитражах. Акционеры общества пытались добиться взыскания судебных расходов, однако и в этом им было отказано в соответсвии со ст. 110 АПК. Заявители считают, что ее положения противоречат Конституции. КС, опираясь на одно из своих постановлеий, напомнил, что в случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца, а потому оспариваемые законоположения, как направленные на реализацию гарантий эффективной судебной защиты, в том числе в части возмещения судебных издержек, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя (определение № 2502-О).

Суд нельзя обвинять в предвзятости

Решением Арбитражного суда Амурской области, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, Юрию Дробышеву было отказано в иске к органу местного самоуправления о взыскании расходов на самовольную постройку (реконструкцию) здания (дело № 06АП-6318/2014). Однако кассация отменила принятые судебные акты, отправив дело на пересмотр, в ходе которого в пользу мужчины все же была взыскана некоторая сумма. Затем АС Дальневосточного округа изменил решения в части распределения между сторонами судебных расходов. При этом арбитражи отклонили довод истца о неправомерности повторного рассмотрения дела в суде первой инстанции тем же судьей, решение которого некогда было отменено в порядке кассационного производства. Дробышев уверен: положение п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК, согласно которому при направлении дела на новое рассмотрение суд может указать на необходимость рассмотрения дела коллегиальным составом судей и (или) в ином судебном составе, в системной связи с положением ч. 1 ст. 21 АПК о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела противоречат Основному закону. Учитывая, что в демократическом обществе участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду, которое может быть поставлено под сомнение только на основе достоверных и обоснованных доказательств, свидетельствующих об обратном, законодатель установил механизм отвода судьи. Служитель Фемиды не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности. Соответственно, беспристрастность судей, рассматривающих гражданское дело, презюмируется, пока не доказано иное. Поэтому то обстоятельство, что судья ранее рассматривал дело в суде первой инстанции, не свидетельствует о его пристрастности при рассмотрении им того же дела в суде той же инстанции в случае отмены первоначально вынесенного решения, заключил КС (определение № 2501-О).

КС логично разъяснил, что АПК предусмотрены механизмы обеспечения беспристрастности суда при рассмотрении каждого конкретного дела: возможность заявления отвода составу суда, проверка судебных актов судами вышестоящих инстанций. Кроме того, как правильно указал КС, кассация в случае сомнения в беспристрастности суда, принявшего оспариваемый судебный акт, вправе при направлении дела на новое рассмотрение указать на необходимость его рассмотрения в ином составе судей, комментирует решение адвокат "Делькредере" Антон Демченко.

Взыскать нельзя помиловать

Суд отменил постановление должностного лица о привлечении Аделя Рахматуллина к административной ответственности, прекратил производство по делу и частично взыскал с Минфина в пользу мужчины расходы, понесённые из-за оплаты услуг представителя (дело № 11-309/2014). Однако апелляция, а затем и кассация постановили отказать ему в удовлетворении исковых требований. Рахматуллин счел, что ст. 1069 и 1070 ГК препятствуют возмещению расходов, в том числе на оплату услуг представителя, понесенных при успешном обжаловании в суде постановления по административному делу, а ч. 2 ст. 377 ГПК не предусматривает возможность обжаловать решение мирового судьи в ВС. Во-первых, отметил КС, установление исследование фактических обстоятельств конкретного дела, в том числе в части определения того, имелись ли основания для возмещения истцу понесенных им при рассмотрении дела об административном правонарушении расходов, к его компетенции не относится. Во-вторых, возможности обжалования вступивших в законную силу постановлений мировых судей ограничены и зависят от результатов рассмотрения жалобы (представления) в президиуме верховного суда республики, краевого, областного или равного им суда; такая дифференциация связана со спецификой дел, которые закон относит к подсудности мировых судей, отвечает целям обеспечения соразмерности защищаемых прав и процессуальных издержек и не может рассматриваться как недопустимая и нарушающая конституционное требование о равенстве всех перед законом и судом, а потому жалоба не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, в том числе право на судебную защиту (определение № 2496-О).

О письменных доказательствах

Краснооктябрьский райсуд Волгограда отказался признавать приказ театра "Царицынская опера" об увольнении Вячеслава Игнатьева незаконным, а действия против него дискриминационными. Мужчина безнадежно пытался добиться справедливости в вышестоящих инстанциях и апеллировал к тому, что представленные ответчикам письменные доказательства оказались ненадлежащим образом заверенные копии, при этом их подлинники представлены не были (дело № 33-9484/2015). Он посчитал, что ч. 2 ст. 71 ГПК противоречит Конституции, поскольку позволяет представление в суд письменных доказательств в форме надлежащим образом заверенной копии. 

Предоставленное оспариваемым положением право представления в суд письменных доказательств в форме надлежащим образом заверенной копии не препятствует суду произвести оценку таких письменных доказательств в соответствии с предписаниями ст. 67 ГПК, согласно которым при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа; суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (определение № 2487-О).

Судебный саботаж

Иван Логинов обратился в СОЮ с иском о защите прав потребителя по договору оказания финансовых услуг, но получил заявление обратно на руки из-за того, что стороны ранее определили подсудность возникающих между ними споров третейскому суду. В своей жалобе мужчина указал, что ст. 32 и п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК лишают гражданина права на рассмотрение его дела о защите прав потребителя в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. КС, однако, ее отклонил, напомнив, что суд должен проверить соглашение сторон о рассмотрении спора третейским судом на предмет его действительности, утраты силы и возможности исполнения. В случае, если оно недействительно, а равно если утратило силу или не может быть исполнено, в его передаче отказывают. Решение вопроса о том, отвечает ли заключенное участниками гражданских правоотношений арбитражное соглашение приведенным требованиям закона осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств (определение № 2479-О).

Юрист "Хренов и партнеры" Дарья Лобачева соглашается с решением КС: ст. 32 ГПК предусмотрено право сторон по обоюдному соглашению изменить территориальную подсудность спора до принятия его судом к своему производству. К изменению сторонами территориальной подсудности, в том числе, относится и заключение сторонами соглашения о рассмотрении спора в третейском суде. Между тем, если одна из сторон спора обратиться в суд в общем порядке по правилам территориальной подсудности, наличие соглашения сторон о рассмотрении спора третейским судом в силу ст. 222 ГПК будет являться основанием для оставления судом первой инстанции заявления без рассмотрения при условии, что другая сторона не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в суде. 

Еще раз о взыскании неустойки

Арбитражный суд Омской области взыскал с института по проектированию объектов промышленного назначения "Омскагростройпроект", являвшегося правопредшественником ООО "Омскагростройпроект" пени за просрочку исполнения обязательств (дело А46-2452/2015). Позже компании не удалось попыталась обжаловать это решение. Изначально она не заявляла требования о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК, о чем потом ходатайствовала. Письмом судьи кассационной инстанции ей было сообщено об отсутствии оснований для рассмотрения просьбы вне рамок рассмотрения дела по существу. Законоположение противоречит Конституции, посчитал ответчик, и пожаловался в КС. Тот в свою очередь отклонил жалобу, но указал на необходимость учитывать, что само по себе требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников хозяйственных правоотношений при вынесении судебного решения (определение № 2447-О).

Когда кредитный договор считают заключенным

Суд взыскал в пользу банка с Марины Арцыбасовой задолженности по кредитному договору, хотя ответчица и утверждала, что между ней и кредитной организацией нет каких-либо правоотношений на основании документа. Апелляция также заняла сторону истца в споре. Обе инстанции сошлись во мнении, что требуемая для заключения соглашения по кредиту форма (письменная) считается соблюденной по п. 3 ст. 438 ГК, о чем, в частности, свидетельствуют действия финансового учреждения по открытию женщине банковского счета для совершения операций с использованием кредитных карт и зачислению на него денежных средств в сумме, указанной в заявлении на получение кредита. Арцыбасова между тем посчитала, что ее конституционные права были нарушены положением ГК в той мере, в какой оно позволяет считать договор потребительского кредита заключенным, когда письменное предложение заемщика принято кредитной организацией путем открытия ему ссудного счета и зачисления денежных средств. Учитывая специфику договора потребкредита, общие условия которого определяются банком в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты потребителем не иначе как путем присоединения к договору в целом, сами по себе не могут расцениваться как нарушающие права заявительницы в указанном ею аспекте. В деле суды пришли к выводу о том, что она была ознакомлена с условиями кредитного договора, содержащимися в том числе в ее заявлении на получение кредита (определение № 2449-О).

КС делает важный для всех граждан-заемщиков вывод: договор потребительского кредита считается заключенным в отсутствие простой письменной формы, если банк принял от гражданина заявление о получении кредита и в дальнейшем открыл ему счет, выдал денежные средства. Такая позиция полностью соответствует и судебной практике, однако она не должна исключать соблюдение финансовыми организациями требований порядка ознакомления граждан с условиями кредитования, подытоживает Антон Демченко.