в это время

«Конечный продукт греха»: может ли социальный контроль победить коррупцию

Нужно ли вводить уголовную ответственность за коррупцию для юридических лиц? Считать ли получение взятки грехом? Каковы причины возникновения коррупции в России? Поспособствует ли социальный противодействию коррупции? Эти и другие вопросы по совершенствованию законодательства обсудили на Шестом Евразийском антикоррупционном форуме.

Директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин рассказал, что Россия сегодня старается исполнять все обязательства, взятые на себя в рамках международный антикоррупционных договоров. При этом, как отметил глава СВР, некоторые страны нередко используют антикоррупционное законодательство для продвижения на рынке своих компаний. Кроме того, "зашкаливающий" уровень коррупции приводит к "различным цветным революциям". "Трагический пример этого – Украина. Проблему коррупции нельзя решить извне, это внутригосударственная задача", — считает Нарышкин.

Его поддержала директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Талия Хабриева, которая отметила, что профилактической мерой по борьбе с коррупцией выступает социальный контроль. "Во многих странах социальный контроль опирается на систему "открытого правительства". В России социальный контроль уже имеет мощную правовую основу, он идет по пути формирования структурирования", — рассказала Хабриева.

Больше всего нарушений в госзакупках 

Руководитель аппарата Счетной палаты (СП) Юрий Воронин, в свою очередь, отметил, что СП является одним из органов социального контроля. Он рассказал, что к числу наиболее крупных групп нарушений СП сегодня относит нарушения законов и постановлений правительства. "Львиную долю здесь занимают нарушения, связанные с заключением договоров на поставку товаров или оказания услуг для госнужд, а также при оказании услуг населению", — рассказал аудитор, добавив, что по итогам 2015 было зафиксировано нарушений на сумму 283 млрд руб.

Вторая группа по объему нарушений – это несоблюдение закона при госзакупках (за 2015 год 136 млрд руб.). По его словам, сфера госзакупок является сегодня одной из наиболее коррумпированных в стране. «За прошлый год объем объявленных госзакупок превысил 33 трлн руб. Счетной палата за 2016 год выявила 899 нарушений на общую сумму более 44 млрд руб.», — рассказал Воронин.

Аудитор считает, что причина тому — "очень сложное законодательство о контрактной системе", которое, к тому же, постоянно изменяется. «За 2013-2016 годы в 44 ФЗ было внесено 35 изменений, принято 190 подзаконных актов, из них фактически действующих – более 100», — пояснил Воронин.

По его словам, наиболее характерными нарушениями при госзакупках являются, в частности, наличие посреднических схем, картельные сговоры компаний, использование устаревших подходов к ценообразованию, отсутствие запрета на осуществление закупок у поставщиков, учредители которых зарегистрированы в офшорах, а также низкое качество определения федеральными органами нормативных затрат. Среди значимых нарушений аудитор назвал и проблемы в работе Единой информационной системы (ЕИС). «Есть проблемы в достоверности размещаемой там информации. В 2016 году в системе 50 рабочих дней велись регламентные работы», — рассказал Воронин, добавив, что для выявление таких нарушений необходим в том числе и социальный контроль.

Безнравственные юрлица

Заместитель председателя Следственного комитета РФ Александр Федоров, в свою очередь, отметил, что помимо социального контроля, многие страны борются с коррупцией тем, что вводят уголовную ответственность для юридических лиц за такие преступления. "В России пока такая ответственность не предусмотрена, но уже есть административная. Если оценивать эту ситуацию со стороны социального контроля, то юрлица с одной стороны – объекты такого контроля, в другой – субъекты коррупционных правонарушений", — отметил Федоров, добавив, что коррупционные нарушения, за которые есть административная ответственность обладают признаками преступления.

Федоров отметил, что в обыденном сознании коррупционное преступление ассоциируется с безнравственным поведением и "даже грехом". "Часто преступление — это конечный продукт греха. Признавая юрлицо субъектом коррупционного правонарушения, можно ли считать его субъектом греховного деяния? Если говорить об объективной стороне содеянного, то можно. Если же рассматривать греховное деяние юрлица с позиции духовного мира, то у юрлица такого мира нет, однако это не является препятствием для оценки такого юрлица как греховного, ведь такую оценку дает общество, которое может оценить юрлицо как с нравственной, так и с религиозной позиции", — пояснил свою мысль замруководителя СКР. 

Несовершенство законодательства — главная причина коррупции 

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Елена Дыбова отметила, что уголовная ответственность для юрлиц требует серьезного обсуждения, и пока неясно, как именно осуществлять такое преследование. "Бизнес среди наиболее мешающих факторов развития называет коррупцию", — рассказала Дыбова. По ее словам, опрос среди предпринимателей показал, что сегодня размер неофициального платежа или подарка составляет от 3 000 до 10 000 руб. В основном, как рассказала вице-президент ТТП, такие "подарки" дарят за выдачу справок, лицензий и других документов. 

Среди основных причин возникновения коррупции бизнесмены назвали алчность чиновников, противоречивое законодательство и традиции общества. Кроме того, ТТП считает, что коррупционная угроза, прежде всего, кроется в несовершенстве законодательства. "С 1994 по 2016 года было принято 6 717 федеральных законов. Правки в КоАП вносятся раз в 10 дней, в Налоговый кодекс — раз в 14 дней, в Гражданский — раз в 48 дней", — рассказала Дыбова. Она также добавила, что чем меньше будут взаимодействовать бизнес и власть, тем ниже будут коррупционные риски. 

А начальник управления по надзору за исполнением законодательства по противодействию коррупции Генпрокуратуры Александр Русецкий говорил о том, что развитие антикоррупционного сотрудничества власти и бизнеса вышло на новый уровень. "В прошлом году прокурорами было раскрыто более 325 000 нарушений антикоррупционного законодательства, было внесено 67 000 представлений, в суды направлено 10 000 исков. К дисциплинарной или административной ответственности было привлечено свыше 80 000 лиц, было возбуждено более 3 000 уголовных дел", — привел статистику Русецкий. 

Он также рассказал, что в прошлом году органы прокуратуры проанализировали более 900 000 нормативных актов на предмет соответствия антикоррупционному законодательству, из них 49 000 содержали коррупциогенные факторы и более 45 000 противоречили законам. Кроме того, за три года прокурорами предъявлено чиновникам более 40 исков на общую сумму 2,4 млрд руб., из них уже удовлетворено заявлений на 2 млрд руб. "Предлагается распространить проверку соответствия доходов и расходов не только на действующих госслужащих, но и на бывших, установив при этом возможность обращения в доход государства имущества, приобретенного на неутвержденный доход", — предложил Русецкий.