Кассация разобрала судейские ошибки по делам частного обвинения

Иркутский областной суд представил обзор апелляционной и кассационной судебной практики по рассмотрению уголовных дел и материалов за IV квартал 2016 года, в котором подробно разбираются 16 судейских ошибок, повлекших за собой принятие незаконных и необоснованных решений.

Небольшая статистика

Всего районными (городскими) судами окончено производством 12 536 уголовных дел против 14 242 лиц. Облсуд в апелляционной инстанции за последние три месяца прошлого года по существу рассмотрел 1251 дело в отношении 1416 человек. 43 из них повезло — обвинительные приговоры были отменены, еще 15 оказались оправданы. В кассационном порядке пересмотрены 132 судебных решения в отношении 139 лиц. Отменены вступившие в силу обвинительные приговоры 24 из них, столько же изменены.

Почему отменяют решения

Рассматривая одно из дел, облсуд отмечает, что отсутствие подписи судьи на судебном решении является существенным нарушением УПК, влекущим отмену самого решения. Допущенное нарушение повлекло отмену обвинительного приговора А. Захарову по ч. 1 ст. 260 УК, вынесенного Осинским райсудом, а дело было отправлено на пересмотр (№ 44у-113/2016).

Частая ошибка при исправлении приговора

Согласно ст. 303 УПК, исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до провозглашения приговора.

Ангарский горсуд признал А. Сергиенко виновной в незаконном сбыте наркотических средств, а также в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Причем подлинный приговор и надлежащим образом его заверенная копия, врученная осужденной и приобщенная к ее кассационной жалобе, отличались содержанием описательно-мотивировочной и резолютивной частей относительно выводов о назначении наказания за каждое из двух преступлений с учетом ст. 62 УК.
Наличие в материалах дела документов с противоречиями в части мотивов необходимости применения при назначении наказания этого положения, которые ни в протоколе судебного заседания, ни в приговоре суда соответствующим образом не оговорены, является существенным нарушением УПК, повлиявшим на исход дела, что стало основанием к "безусловной" отмене приговора и направлением дела на пересмотр (№ 44у-127/2016)

Без кого нельзя продлевать срок ареста

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника в судебном заседании является обязательным. 

Черемховский горсуд, мотивирую свое решение о рассмотрении ходатайства в отсутствие обвиняемого по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК (кража) Д. Ижболдина, сослался на сообщение психоневрологического диспансера о том, что мужчина поступил больницу для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Однако суд не проверил указанную информацию, хотя она представляла собой ненадлежащим образом заверенную факсимильную копию печатного текста от 19 августа 2016 года, в которой рукописно указаны фамилия, имя, отчество обвиняемого и дата 19 сентября 2016 года. Позже выяснилось, что на момент рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей 19 сентября обвиняемый находился в СИЗО, а потому оснований для проведения заседания без него не имелось. Более того, адвокат, высказывая позицию относительно продления срока содержания под стражей, не возражала против его удовлетворения, что свидетельствовало о нарушении права на защиту Ижболдина. Президиум облсуда отменил постановление горсуда и освободил обвиняемого из-под стражи (№ 44у-124/2016).

Защитник всегда должен обосновывать свою позицию

В соответствии с положениями ст. 49 УПК защитник осуществляет защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных и оказывает им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, материалу. 

Ленинский райсуд Иркутска отменил условное осуждение В. Ярыгина по приговору Кировского райсуда, объявил в розыск и заочно осудил сроком на год. Его адвокат на судебном заседании "без какого-либо обоснования своей позиции" согласилась с рассмотрением представления УИИ в отсутствие подзащитного и не возражала об отмене условного осуждения. Ввиду нарушения требований УПК, повлекших нарушение права на защиту Ярыгина, постановление райсуда отменено и отправлено на пересмотр (№ 44у-117/2016).

Что нужно помнить при частном обвинении

Положения ст. 131 и ст. 132 УПК, действующие в системе правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК (включающим суммы, выплаченные реабилитированными за оказание им юридической помощи, в возмещение имущественного вреда), не предполагают отнесение расходов на оплату услуг адвоката обвиняемого по делу частного обвинения, участвующего по соглашению, к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования.

Мировой судья судебного участка № 118 Октябрьского района оправдал А., которого частный обвинитель И. обвинил в совершении преступления по ч. 1 ст. 116 УК (побои). После А. обратился с иском о взыскании с И. имущественного вреда в виде сумм, выплаченных ею адвокату за оказание юрпомощи. Требования были удовлетворены частично. Апелляция засилила это решение. Опираясь на ст. 135 УПК, суд указал, что возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя, в том числе, возмещение сумм, выплаченных им за оказание юрпомощи.

Облсуд указывает, что в соответствии с ч. 9 ст. 132 УПК при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по уголовному делу. Процессуальными издержками (ч. 1 и ч. 2 ст. 131 УПК) являются расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета, либо средств участников уголовного судопроизводства. К ним относятся суммы, в том числе те, которые выплачиваются адвокату за оказание им юрпомощи в случае участия в уголовном судопроизводстве по назначению. Однако юрист защищал интересы обвиняемого А. в ходе судебного разбирательства по делу частного обвинения на основании договора об оказании юруслуг. Необходимость обеспечения требования ч. 2 ст. 6 УПК о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников процесса от злоупотребления своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.

Таким образом, восстановление прав лица, нарушенных в результате действий частного обвинителя, может быть осуществлено путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда, причинённого в результате его необоснованного уголовного преследования, в ином процессуальном порядке. Дело отправлено на пересмотр (№ 44у-109/2016).