в это время

Как Конституционный суд бизнес-подходы менял: десять важных решений

Как Конституционный суд бизнес-подходы менял: десять важных решений Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская

В последние годы Конституционный суд все больше внимания уделяет разъяснению вопросов уголовно-процессуального законодательства и защите социальных прав граждан, и все меньше — предпринимателям и бизнесу. Тем не менее, «бизнес-решения» от КС были и в этом году, и некоторые из них оказывают значительное влияние на судебную практику по спорам предпринимателей друг с другом и с государством.

Страховые взносы и противоречия

Тема страховых взносов часто попадает в поле зрения КС. В сентябре 2019 года суд рассмотрел дело о возврате из бюджета переплат по страховым платежам, которые учитываются на индивидуальных счетах работников. Судьи указали: раз при переплате налогов на эту сумму распространяются все конституционные гарантии права собственности, поскольку ее уплата в таком случае произведена при отсутствии законного на то основания, то для страховых взносов должно применяться то же правило.

То есть, у работодателя должна быть возможность вернуть переплаты по страховым платежам из бюджета — вне зависимости от того, на каких счетах они учтены. Правда, право это не безусловное, потому что нужно помнить — права застрахованного работника нарушаться все же не должны (Постановление КС от 31 октября 2019 года № 32-П).

Налоговые ошибки и штрафы

В 2017 году в споре об импорте детских колясок в Россию Конституционный суд напомнил: все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах следует толковать в пользу налогоплательщика (см. «КС обязал чиновников назначать справедливую ставку НДС»).

В 2018 году Конституционный суд разобрался в деле о несвоевременно заплаченных налогах. Судьи решили: до тех пор, пока налоговый орган не узнал об ошибке налогоплательщика, он может исправить ее и не понести налоговой ответственности (Постановление от 6 февраля 2018 года № 6-П). Эта позиция оказала существенное влияние на практику: согласно данным справочно-информационной системы Casebook, суды обратили внимание на нее как минимум в половине тысячи дел.

А в начале 2019 года суд рассмотрел жалобу компании, которая правильно посчитала налог на землю и заплатила его. А потом пришла налоговая, обнаружила ошибку в государственном кадастре недвижимости, из-за которой налог получился в несколько раз меньше, и заставила компанию доплатить. Дело дошло до Конституционного суда, который признал: если госорган допустил ошибку, то добросовестный налогоплательщик не должен оплачивать ее.

В Постановлении от 28 февраля 2019 года № 13-П КС напомнил: именно государство обязано обеспечить достоверность сведений, которые предоставляются налогоплательщику-организации для целей налогообложения. То есть налогоплательщик не может и не должен нести «бремя неблагоприятных налоговых последствий» в случае ошибки госоргана. Анализ судебной практики показал, что налогоплательщики в некоторых делах успешно оспорили решение налоговиков с помощью отсылки на позицию КС (нарпимер, в деле № А50-16686/2018).

Еще одно «налоговое» решение Конституционный суд в декабре 2019 года. Теперь покупатели продукции организации-банкрота имеют право на вычет НДС, а налоговики не вправе доначислять покупателю налог и отказывать ему в предоставлении вычета по этому налогу. Но из правила есть исключения – покупатель не сможет получить вычет, если он знал, что сумма НДС, учтённая в цене продукции, при имеющемся объёме и структуре долгов организации-банкрота не могла быть уплачена в бюджет. Пока это дело не успело повлиять на практику, но эксперты опасаются, что оговорки, которые сделал КС в своем решении, могут нивелировать положительный эффект от него (подробнее — в материале «Конституционный суд внёс ясность в условия вычетов по НДС»).

Дробление бизнеса

Дробление бизнеса — разделение крупной компании на несколько мелких — помогает оптимизировать налогообложение. Ведь маленькие компании могут платить меньше налогов, например, по упрощенной системе. «По умолчанию» такая практика не является незаконной, но с ней активно борется Федеральная налоговая служба. И однажды спор о дроблении бизнеса дошел до Конституционного суда.

Предприниматель оспорил положения Налогового кодекса, которые, по его мнению, позволяют вменять налогоплательщикам в вину «дробление бизнеса», то есть позволяют включать в налоговую базу средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами. В Определении от 4 июля 2017 года № 1440-О КС отметил, что нормы НК в любом случае не заставят платить больше, чем положено. Суд дал понять, что в законе четко прописаны правила определения налоговой базы, и любые попытки бизнеса внедрить схемы, приносящие незаконную выгоду, будут пресечены.

Судья Константин Арановский высказал по делу особое мнение: он указал, что налогоплательщику-заявителю жалобы вменяют намеренное «дробление бизнеса» при формальном соблюдении законодательства. «В судебной практике взаимозависимость участников сделки сама по себе не дает оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной», – пишет он. Формальное дробление бизнеса не опровергает добросовестность налогоплательщика, ведение бизнеса несколькими юрлицами нигде не описано как правонарушение, а семейное предпринимательство нередко ведут в нескольких организационных формах, подчеркнул Арановский. Но его особое мнение не помогло «развернуть» практику в сторону налогоплательщиков-«дробителей». Уже в конце 2017 года, спустя несколько месяцев после вынесения определения КС, на него начал ссылаться даже Верховный суд (дело № А27-2411/2016). И количество дел споров бизнеса и налоговой о «дроблении бизнеса» не уменьшается: в 2018 году по России их было более ста.

Защита от пересмотра

Компания применила льготу по НДС, а налоговики заявили, что она не имела на это право, и доначислили налог. Суды встали на сторону инспекции ФНС, сославшись на определение Верховного суда по аналогичному делу. 

КС отметил: определение Верховного суда не может иметь обратную силу, если оно ухудшает положение добросовестного налогоплательщика. КС пришел к выводу, что у заявителя не было возможности предполагать, что на него, спустя несколько лет после оказания услуг еще в «старом» правовом поле, будет возложена обязанность уплатить дополнительные налоги (Постановление КС от 28 ноября 2017 года № 34-П).

Три месяца вместо года

В своей деятельности компания может нарушить права потребителей, и срок привлечения к ответственности за это составляет один год. Но если компании вменяют в вину нарушение лицензионного законодательства, то это исключает возможность распространения на нее специального срока давности, предусмотренного оспариваемой нормой за нарушение прав потребителей. Даже в случаях, когда нарушение действительно повлекло за собой ущемление прав потребителей. Такое решение КС вынес в январе 2019 года (Постановление от 15 января 2018 года № 3-П).

Суды начали ориентироваться именно на этот подход и стали отказывать чиновникам в привлечении лицензиатов к ответственности. Так, на определение КС сослалась даже экономколлегия Верховного суда в деле № А40-244548/2018.

Новая страница в параллельном импорте

КС объяснил, что ввозимые в порядке параллельного импорта товары можно отнимать и уничтожать, только если они опасны для здоровья и жизни людей, угрожают природе или культурным ценностям (Постановление от 13 февраля 2018 года № 8-П). Суд признал, что иногда обладатель товарного знака может вести себя недобросовестно, злоупотреблять правом и ограничивать ввоз своих товаров на рынок другой страны. Суды должны выявлять это и отказывать правообладателям в исках, если их требования создают угрозу для конституционно значимых ценностей.

Суд также объяснил, что, несмотря на широкое толкование ГК, контрафакт и «серый» импорт – это не одно и то же. При решении вопроса о размере ответственности импортера суды обязаны учитывать фактические обстоятельства дела. Не допускается применение одинаковой ответственности к импортеру, ввозящему оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортеру, ввозящему подделки.

Позиция КС по этому делу практически сразу оказала влияние на практику по таким спорам — с помощью Casebook мы изучили решения судов и выяснили, что на нее активно ссылаются как стороны в процессе, так и сами суды. Например, на постановление часто ссылаются в спорах между автопроизводителями и импортерами автозапчастей.

Переход права на товарный знак

По итогам рассмотрения одной из жалоб Конституционный суд признал: при присоединении одной компании к другой одна из них фактически исчезает (в ЕГРЮЛ вносится информация об этом), а вторая становится правопреемником. В этом нет сомнений, как, например, если компании разделяются: тогда непонятно, кому переходят права (Постановление от 3 июля 2017 года № 28-П).

Но компания-правопреемник должна сначала перерегистрировать на себя право на товарный знак, а только потом обращаться в Росреестр за его продлением. При реорганизации юрлиц в форме присоединения исключительное право на товарный знак считается перешедшим к правопреемнику с момента внесения записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности присоединенного юрлица.