в это время

Журналисты прошли в колонию через Верховный суд

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Журналист решила взять интервью у бывшего мэра, который отбывает наказание в колонии, но администрация не допустила ее без указания причин. Редакция с этим не согласилась и обжаловала отказ. Суды защитили начальство колонии — мол, это режимный объект. И нет закона, по которому администрация должна объяснять причины отказа. Но Верховный суд решил, что это все-таки обязательно — согласно международным нормам и позиции Конституционного суда.

 «Новая газета» решила взять интервью и провести видеосъемку экс-мера Ярославля Евгения Урлашова в Исправительной колонии № 2 Ярославской области. В декабре 2018-го и декабре 2019-го журналисты запросили у ФСИН заявление на допуск журналиста Елизаветы Кирпановой. По словам самой Кирпановой, интервью она хотела провести лично в колонии, потому что телефонные разговоры с заключенными записываются и прослушиваются, а переписка нередко цензурируется.

К тому же, у ярославских колоний дурная слава: СМИ не раз публиковали видеозаписи с избиением заключенных в ИК № 1, а в ИК № 2 в Рыбинске, по сообщениям правозащитников, в декабре 2018 года разгорелась эпидемия ВИЧ. Руководство ФСИН эту информацию отрицало.

Кирпанова могла бы узнать об этом у Урлашова, но администрация колонии не допустила ее. Конкретных причин в отказах не приводилось – это просто «нецелесообразно». Издание обжаловало это в суд. Оно настаивало, что отказы нарушают право журналистов на свободный поиск, получение и распространение информации и право на свободу выражения мнения (ст. 29 Конституции). Защитники также указали ФСИН на необходимость мотивировать свое решение.

Суды встали на сторону администрации. Они объяснили, что исправительные учреждения – это режимные объекты. Там ограничен не только свободный доступ, но и возможность брать интервью у заключенных, а также снимать объекты, которые обеспечивают безопасность и охрану осужденных. Для этого надо получить разрешение. Раз администрация отказала – она была в своем праве. Да и мотивировать свое решение она по закону не обязана, решили суды.

Суды напомнили, что колонии — это режимный объект. А значит, администрация может отказывать журналистам в допуске без причин. 

Издание с этим не согласилось и дошло до Верховного суда. ФСИН в своих возражениях указывала, что причина отказа – это «сложная оперативная обстановка». С июля до конца 2018 года сотрудники оперативного управления семь раз делали «выезды» в УФСИН по Ярославской области, «последний из которых был в декабре 2018 года». На заседании представители исправительного учреждения заявили, что не намерены объяснять решения. Ведь «мотивы могут попасть в средства массовой информации, которые в дальнейшем могут быть использованы для дестабилизации исправительного учреждения». 

Нормы выполнять, решения объяснять

Но Верховный суд оказался иного мнения. Согласно его позиции, нижестоящие инстанции не учли, что право СМИ посещать места лишения свободы предусмотрено Европейскими пенитенциарными правилами (Рекомендация Комитета министров Совета Европы (2006)2). Согласно п. 24.12, заключённые должны иметь возможность общаться журналистами, за исключением случаев, когда есть веские причины для запрета с целью обеспечения безопасности, или в общественных интересах, или для защиты жертв, других заключённых или персонала. А п. 90.1 обязывает органы управления пенитенциарными учреждениями постоянно информировать общество о своей работе. Администрация должна «налаживать доброжелательные отношения с обществом и СМИ и предоставлять им сведения о реалиях жизни в тюрьме».

Верховный суд напомнил и о том, что решения необходимо объяснять. Немотивированные решения подрывают конституционный принцип поддержания доверия к действиям публичной власти (абз. 5 п. 5.2 постановления КС от 17 февраля 2015 года № 2-П). ФСИН не указала причин отказа. Это, по мнению Верховного суда, ведет к произвольному применению закона и не дает судам возможности оценить причины отказа – насколько они обоснованны, достаточны и можно ли их устранить. С таким обоснованием ВС отменил решения нижестоящих инстанций и признал отказы ФСИН незаконными.  

"ВС не поддержал сугубо формальный подход нижестоящих судов и в действительности вник в обстоятельства дела, апеллируя при этом в том числе к международным стандартам работы закрытых учреждений", — отмечает Ольга Подоплелова, юрист фонда "Русь сидящая", которая представляла интересы издания в этом процессе. 

В решении ВС есть важная мысль о том, что исправительные учреждения должны стремиться к открытости в целях ресоциализации заключённых и их взаимодействия с представителями общественности.

Ольга Подоплелова, юрист фонда "Русь сидящая"

Хотя решение ВС — это важный прецендент, юрист убеждена, что главное — исполнять его на практике. И здесь дело за независимыми СМИ, которые будут им пользоваться и пытаться проходить в колонии для интервью.

С Подоплеловой согласен ее коллега Артур Дзедзинский из фонда "Русь сидящая". Он надеется, что решение ВС даст толчок для изменения практики нижестоящих судов. Лучше, чтобы первая инстанция приняла правильное решение, и не пришлось ждать апелляцию или кассацию. Ведь иногда со временем исчезает публичный интерес задать вопросы конкретному осужденному, рассуждает Дзедзинский.

Верховный суд в последнее время уделяет больше внимания правам заключенных. Подробнее можно почитать в статье "Семь дел, где ВС защитил права заключенных".

Источник: pravo.ru

Читайте также: Новости России Украины и мира.