Дружеский кредит офшору: ВС разобрался в деле о нерыночных сделках «Траста»

Бывшее руководство санируемого банка «Траст» выводило деньги через офшоры, считает следствие. Одно дело по этому поводу дошло до экономической коллегии Верховного суда. Там оспаривались «заведомо невыгодные» условия кредитных договоров банка с кипрской компанией, подконтрольной его бывшим акционерам. Подробности заседания – на "Право.ru".

Банк «Траст» выдал в 2010 году кипрской компании Willow river russian housing developments ltd кредит на $31 млн со ставкой 5% годовых. В 2013–2014 гг. стороны заключили дополнительные соглашения к нему. Их условия делали большую «скидку» заемщику: валюту изменили на рубль, банку запретили требовать досрочного возврата кредита и изменять процентную в случае нарушения заемщиком своих обязательств. Более того, срок погашения продлили на 13 лет. Подобные трансформации произошли и с другим кредитом "Траста" компании от 2010 года (на 200 млн руб. под 13,5%).

Зачем "Траст" пошел на такие условия, выяснилось в ходе дальнейших судебных разбирательств (№ А40-249501/2015). От его имени тогда действовало лицо, подконтрольное бывшим основным акционерам "Траста" (Илья Юров, Николай Фетисов, Сергей Беляев – "Право.ru"), которые были одновременно и конечными бенефициарами Willow river. По версии следствия, в 2012–2014 годах акционеры выводили активы "Траста" на счета офшоров на Кипре. См. "ТОП самых известных: "Сбежавшие российские предприниматели"

Руководствуясь этим, две инстанции удовлетворили иск "Траста" частично со ссылкой на статью 10 ГК (злоупотребление правом). Они пришли к выводу, что оспариваемые условия свидетельствуют о «нерыночном характере сделок», поставили банк в «заведомо невыгодные условия» и причинили ему ущерб (по подсчетам банка) в размере в 566 млн руб. «Суд считает возможным исходить из очевидности того, что оспариваемые пункты дополнительных соглашений, исключающие право банка в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по кредиту, являлись заведомо необоснованными экономически», – говорится, в частности, в решении АСГМ.

Суд округа эти акты отменил и отправил спор на новое рассмотрение. Выводы о нерыночном характере и нарушении баланса интересов не соответствуют обстоятельствам дела, сочла кассация. А тот факт, что основные акционеры банка являлись конечными бенефициарами кипрской компании, не подтверждены выписками из реестра, отметила также коллеги.

Траст, который сейчас проходит процедуру финансового оздоровления с участием АСВ, считает, что таким образом окружная кассация допустила переоценку доказательств. Этот довод заинтересовал судью Верховного суда Олега Шилохвоста. Он передал спор на рассмотрение экономической коллегии.

Представители Траста Ольга Аржанова и Марина Рябчикова на заседании в ВС апеллировали к тому, что все доказательства сговора в первых инстанциях были представлены. Это попытался опровергнуть представитель кипрской компании Руслан Исаев. «Соглашения соответствуют рыночным условиям», – было его первым заявлением. Выступающего прервал председательствующий судья Олег Шилохвост. Он попросил сконцентрироваться на предмете определения о передаче, а не «уходить в фактологию».

Но Исаев все-равно захотел донести свою мысль. По его мнению, в деле не доказан ни сговор, ни ущерб и, более того, пропущен срок исковой давности (первые две инстанции исчисляли его с момента возложения на АСВ функций временной администрации банка – прим. "Право.ru").

– Вы говорите «доказаны». Какая инстанция управомочена говорить о доказанности тех или иных обстоятельств? Какой инстанции это нужно было все исследовать? – еще раз попытался донести свою мысль судья Олег Шилохвост.

– Основанием для отмены акта суда апелляционной инстанции является несоответствие выводов материалам дела. А в материалах дела отсутствуют доказательства, что лица контролировались заемщиками, – не совсем на заданный вопрос ответил Исаев.

Ответчик никак не оспаривал и не опровергал доказательства, вмешались в дискуссию и представители банка. Он заявил все доводы только в кассации. Экономколлегии понадобилось несколько минут, чтобы принять решение. В итоге в силе остались акты двух первых инстанций. То есть допсоглашения признали недействительными, а жалобу Траста – удовлетворили.