Больница выплатит 100 тыс. руб. из-за недообследования травмированной ноги, приведшей, в итоге, к ее ампутации

Больница выплатит 100 тыс. руб. из-за недообследования травмированной ноги, приведшей, в итоге, к ее ампутации
VadimVasenin / Depositphotos.com

Пациентка выиграла у клинической больницы дело о возмещении морального вреда, причиненного некачественным оказанием ей медицинской помощи. К дефектам таковой суд отнес некачественное обследование врачами КБ травмированной конечности, из-за чего впоследствии она была ампутирована (Определение Ульяновского областного суда от 18 декабря 2018 г. по делу № 33-5590/2018).

Пациентка получила трудовую травму: ногу зажало тяжелой металлической тележкой. В этом состоянии ее и доставили в КБ, где пострадавшую осмотрели, сделали рентген, санировали рану, а через три дня провели операцию (ЗЧКО перелома наружного мыщелка левой большеберцовой кости аппаратом Илизарова). Однако спустя неделю пациентке стало хуже — нога посинела, чувствительность в левой стопе снизилась. Предпринимаемые врачами меры успеха не принесли, и еще через неделю пациентку перевезли в другое медучреждение, где и была экстренно проведена ампутация.

Поскольку добровольно никто свою вину в случившемся не признавал, пациентка обратилась с иском о возмещении вреда здоровью к своему работодателю — ведь травму она получила именно на работе. В рамках этого дела суд назначил экспертизу, а среди представленных ей вопросов значился и такой:

  • могли ли наступившие для истицы последствия в виде ампутации ноги быть вызваны в результате несвоевременного и ненадлежащего оказания медицинской помощи сотрудниками упомянутой клинической больницы?

Отметим, что сама больница, чьи действия оценивались экспертами, не была привлечена к участию в деле (согласно карточке дела на сайте суда); правда, к этому «трудовому» делу привлекли учредителя КБ.

Согласно выводам экспертов, диагноз истице при ее поступлении в больницу был неточным, что связано с неполным обследованием больной врачом-травматологом и хирургом в первые несколько суток после травмы, а именно:

  • при объективном осмотре пальпаторно не определена пульсация на периферических артериях левой нижней конечности, а при первичном осмотре пострадавшей не описано на каких конкретно периферических артериях нижних конечностей ослаблена пульсация и с какого уровня;
  • в этой связи (учитывая технические трудности определения пульсации периферических артерий левой нижней конечности) в первые сутки пребывания пострадавшей в стационаре не было проведено ультразвуковое исследование сосудов нижних конечностей;
  • таковое УЗ-исследование было проведено, лишь когда началась клиника острой ишемии нижней конечности, хотя внешние её признаки впервые были зафиксированы лечащим врачом гораздо раньше);
  • при проведении этого запоздалого УЗИ сосудов левой нижней конечности установлено, что нарушен (прекращен) кровоток в «большеберцовой артерии», однако исследование вышеуказанных артерий (подколенной, бедренной и т.д.) для определения уровня блокировки кровотока произведено не было;
  • в связи с несвоевременной (поздней) диагностикой повреждения внутренней оболочки подколенной артерии левой нижней конечности врачами КБ была выбрана неверная тактика ведения больной. Таким образом, было упущено время, развились необратимые осложнения.

Правда, при этом комиссия экспертов пришла к выводу, что в данном случае достоверно установить причинно-следственную связь между выявленными дефектами оказания медпомощи врачами КБ и наступлением неблагоприятного исхода не представилось возможным.

Указанное заключение экспертизы — хоть и проведенной в рамках иного гражданского дела — суд положил в основу решения уже по второму иску, к больнице о возмещении морального вреда. При этом суд отметил следующее:

  • при оказании истице медицинской помощи по поводу полученной ею травмы ответчиком были допущены недостатки, то есть медицинская помощь оказана некачественно, стандарты медицинской помощи не были соблюдены в полном объеме;
  • согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках ОМС, применяется законодательство о защите прав потребителей;
  • руководствуясь же законодательством о защите прав потребителей, а также главой 59 ГК, суд пришел к выводу о наличии оснований для гражданско-правовой ответственности в виде компенсации морального вреда;
  • доводы ответчика об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по причине не установления прямой причинно-следственной связи суд отверг, поскольку экспертами установлены дефекты оказания медицинской помощи пациентке.

Отметим, что в постановлении нет подробной и развернутой мотивировки, однако вероятно, что облсуд опирался известную позицию ВС РФ о том, что нарушение установленных в соответствии с законом порядка и стандарта оказания медицинской помощи, проведения диагностики, лечения, выполнения послеоперационных процедур является нарушением требований к качеству медицинской услуги, нарушением прав в сфере охраны здоровья, что может рассматриваться как самостоятельное основание для компенсации потребителю морального вреда и возмещения убытков.

Моральные страдания от некачественной медпомощи пациентка оценила в полтора миллиона рублей, однако суд оценил их скромнее — в пятнадцать раз меньше. Помимо 100 000 рублей в счет возмещения морального вреда, больница заплатит половину указанной суммы в качестве «потребительского штрафа».

Источник: garant.ru