в это время

Банковская гарантия: проблемы и изменения правового института

Одним из самых популярных видов обеспечения обязательств в последние годы стала банковская гарантия. "Право.ru" выяснило секрет успеха упомянутого правового института и выяснило, с чем связаны основные судебные разбирательства вокруг него. Кроме того, эксперты издания поделились своими мыслями о том, как в ближайшее время стоит реформировать банковскую гарантию.

Долгий путь к выплатам по гарантии

В начале мая 2017 года Верховный суд поставил точку в громком споре между "Норильским Никелем" и "Инвестиционным торговым банком" о невыплате денег по банковской гарантии. Еще в 2011 году "Норникель" договорился с ООО "ГарантИнвестСервисом" (ГИС) о ремонте трехэтажного складского комплекса в Норильске за 1,6 млрд руб. Заказчик перевел подрядчику аванс в размере 402,5 млн руб., возможный возврат обеспечивался банковской гарантией "Инвестторгбанка". Через девять месяцев после перечисления денег "Норникель" сообщил, что расторгает договор, и потребовал вернуть аванс. Но ГИС возвращать деньги не стал, потому что уже закупил стройматериалы и выполнил работы на сумму 396,9 млн руб. По этой же причине гарантию не выплатил и банк, после чего "Норникель" подал на него в суд (А40-134952/12). К делу приобщили доказательства того, что подрядчик выполнял свои обязанности (накладные и т. п.), "Норникель" на это возражал, что работа некачественная.

К единому мнению не смогли прийти и суды: дело прошло два круга, а судебные акты отменялись четыре раза. Арбитражный суд Московской области вынес два постановления, в которых настаивал на том, что основное обязательство не прекратилось по вине "Норникеля", который отказался от договора. А значит, требование гарантии в полном объеме – это злоупотребление правом. Объем и качество работ не имеют значения, возразил Верховный суд. ВС подчеркнул, что закон или условия соглашения не предусматривают такой причины для отказа в выплате гарантии, и от основного обязательства она не зависит. Исключение из правила, выработанное судебной практикой, работает для недобросовестных бенефициаров, которые действуют во вред гаранту и третьим лицам. Но сами по себе доводы об освоении аванса и неприемке работ "не свидетельствуют о недобросовестности бенефициара", и доказательств тому в деле нет, констатировала "тройка" ВС под председательством Дениса Капкаева. Сумму банковской гарантии она решила присудить. А в начале мая уже этого года ВС постановил взыскать с банка в пользу "Норникеля" еще и 72 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами (дело № А40-187724/2015).

Упомянутые споры с банковской гарантией далеко не единственные, которые за последние несколько лет доходили до Верховного суда. "Право.ru" решило разобраться, с чем чаще всего связаны судебные разбирательства и почему банковская гарантия, несмотря ни на что, остается популярным способом обеспечения.

Секрет успеха

Заур Гидалишов, юрист практики в области банковского права и финансирования Dentons, объясняет популярность банковской гарантии двумя обстоятельствами: 1) Необходимость использовать этот институт в госзакупках. 2) Независимость такого вида обеспечения от основного обязательства.

Первый тезис стал актуален четыре года назад. Весной 2013 года Владимир Путин подписал новый Федеральный закон № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд". Среди прочего, нормативный акт сделал банковскую гарантию обязательным условием заключения госконтракта. Если говорить о втором положении, то независимость гарантии обусловлена правовой природой этого института.

Среди других плюсов, Виктор Юзефович, партнер фирмы "Юзефович и партнеры", подчеркивает эффективность банковской гарантии: "Кредитору по ней проще получить деньги, чем при залоге или поручительстве". Кроме того, банк – это в абсолютном большинстве случаев платежеспособное лицо, которое точно выплатит необходимую сумму. Партнер "Пепеляев Групп", Юрий Воробьев считает, что популярность обсуждаемого института обусловлена и экономическим кризисом в стране: "Все больше компании стали заинтересованы в дополнительном обеспечении".

Банковская гарантия – это возможность для предпринимателей получить адекватное по цене обеспечение, а для банков – постоянный источник дохода, резюмирует Владимир Ефремов, юрист фирмы TrendLaw, автор блога CaseLaw.today, экс-главный юрисконсульт ВТБ 24. Кроме того, процедура ее выдачи понятна и прозрачна, во многом напоминая процесс получения кредита.

Многим кажется, что банковские гарантии выдаются преимущественно постоянным и надежным клиентам кредитных организаций. Но на практике это не совсем так, успокаивает Гидалишов: "Порой банки могут выдать гарантию в течение одного дня компании, которая до этого не являлась их клиентом. Такая ситуация объясняется тем, что оценка заемщика в некоторых кредитных организациях достаточно посредственная".

Суды забывают про независимость гарантии

Несмотря на все перечисленные преимущества, споры о банковской гарантии действительно нередки, единодушно признают эксперты. Самая банальная их причина – мошеннические схемы. По словам Воробьева, одно время существовала проблема фальшивых гарантий. Чаще всего такие встречались в госконтрактах: "Заказчики в этих случаях требовали от поставщиков обеспечения, предоставленные исключительно крупными банками. Но последние выдавали гарантии очень долго, поэтому некоторые предприниматели шли на упомянутую махинацию".

Виктор Гербутов, партнёр, руководитель практики разрешения споров Noerr подчеркивает, что вызывает сложности сама идея абстрактности банковской гарантии (прим. ред. – невозможность банка ссылаться на пороки обеспеченного обязательства): "Она не всегда легко укладывается в представления о справедливости многих российских судей в конкретных делах".

Еще в 2012 году Президиум Высшего арбитражного суда РФ высказывался по этому поводу (в частности, в споре с участием "Бинбанка" по делу № A40-63658-2011). Отказать в удовлетворении требования бенефициара о выплате по гарантии можно исключительно по основаниям, которые связаны с несоблюдением условий самой гарантии, обращалось тогда внимание. Исходя из этого, акцент на доказательствах фактического неисполнения основного обязательства суды делать не должны, но тем не менее до сих пор продолжают это делать. А их ошибки исправляет теперь экономическая коллегия Верховного суда РФ (КЭС). Яркими примерами тому служат дела "Эрмитажа" (см. "Как перестать бояться и полюбить банковскую гарантию – рекомендации ВС в деле Эрмитажа") и Росжелдора (см. "Когда банк не должен возвращать 6 млрд руб. за выплату по гарантии – разъяснения ВС"). В упомянутых случаях суды обращали внимание на суть самих обязательств, забыв про абстрактную сущность гарантии. ВС пришлось напомнить нижестоящим судам про необходимость следовать правилу независимости обсуждаемого института.

Экс-руководитель юридической службы банков УРАЛСИБ, ФК ОТКРЫТИЕ и "Абсолют-банка" Нина Семина пытается оправдать своих коллег: "Логично, что банки ищут несоответствие предъявляемых требований условиям гарантий. Они же не благотворительные, а коммерческие организации". И недобросовестные бенефициары, которые заявляют требования платежа по гарантии ради неосновательного обогащения, встречаются нередко, констатирует эксперт.

Другие причины споров

Еще одной причиной споров служит то, что нормы ГК, регулирующие такие отношения, носят достаточно общий характер, считает Елена Родионова, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры": "Как следствие, эти положения влекут за собой различные толкования на практике". Но Юзефович с ней не соглашается. По его мнению, большинство разбирательств возникает все же не из-за хитросплетений законодательства, а в связи с попыткой участников правоотношений избежать ответственности.

Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art De Lex, объясняет, что увеличение количества споров вокруг обсуждаемого института связано с экономическим кризисом: "Из-за колебания курсов валют сократилось число сделок на рынке недвижимости и некоторые проекты просто перестают быть выгодны подрядчику или заказчику, либо сразу обоим". Заложником такой ситуации оказывается банк, который не может возразить по существу требований бенефициара. Юрист приводит примеры, как чаще всего это происходит: Подрядчик тратит обеспеченный гарантией аванс и уходит в банкротство. Либо заказчик – бенефициар расторгает договор в одностороннем порядке или заявляет о нарушении, которое допустил подрядчик.

Что менять в банковской гарантии 

Зурабян считает, что нужно расширить перечень оснований, которые позволят кредитным организациям инициировать банкротство компаний без вступившего в законную силу судебного акта. Речь идет о регрессных требованиях из банковской гарантии.

Еще одно изменение, которое касается непосредственно обсуждаемого института, предлагает Родионова. Все гарантии, выданные на основании законодательства о госзакупках, в обязательном порядке вносятся в реестр. Другие обеспечения, выданные кредитными организациями, проверить сложно. Родионова выступает с инициативой создать единый список, в который будет заноситься информация обо всех гарантиях. Ее идею поддерживает и Ефремов: "Это поможет решить проблему с фальшивыми документами".

Вместе с тем некоторые прогрессивные нововведения уже закрепляются правоприменением. Олег Хохлов, партнер Goltsblat BLP, отмечает, что судебная практика стала признавать выдачу гарантии в электронной форме (дело № А40-71267/2015), заверенной усиленной квалифицированной подписью: "Это достаточно удобно для участников тендеров".

Существенные изменения ожидают участников рынка в ближайший год, предупреждает Ефремов. С 1 июня 2017 года у банков будет два типа лицензий: базовые и универсальные. До 1 января 2018 года все кредитные организации считаются обладателями последних. А с 1 января 2018 года банки с капиталом меньше 1 млрд руб. станут носителями базовых лицензий и не смогут выдавать гарантии. Такое нововведение приведет к увеличению стоимости популярного вида обеспечения, резюмирует эксперт.