в это время

Совет Федерации схлестнулся с Госдумой из-за медведей

Закон о запрете притравочных станций отклонили в Совете Федерации по просьбе охотников из правительства, утверждают зоозащитники. Речь идет о натравливании охотничьих собак на лис, медведей и других животных «с целью тренировки»

В конце декабря Госдума РФ приняла в третьем чтении поправки в Федеральный закон «Об охоте», запрещающие контактные притравочные станции.

Как написано в пояснительной записке к закону, животным вырывают когти и зубы, а также морят голодом, чтобы те не смогли покалечить охотничьих собак или оказать им какое-либо заметное сопротивление. В результате таких тренировок «дикие животные получают серьезные травмы, увечья и зачастую погибают».

О принятии закона зоозащитники, известные деятели культуры и представители широкой общественности просят власти РФ уже много лет. Причем они выступают против любой притравки, тогда как новый закон запрещает притравочные станции не полностью — разрешена «бесконтакная притравка», когда жертва отделена от собак стеклом или сеткой.

Но даже такие усеченные поправки были отклонены Советом Федерации. Случай беспрецедентный — за последние два года закон, принятый Госдумой, отклонялся сенаторами лишь однажды: это случилось с законопроектом, запрещающим печатать рекламу на платежках ЖКХ.

По мнению экспертов, на Совфед надавили из правительства: там, дескать, имеются любители потравить собаками беззащитного зверя. В результате 12 января была создана согласительная комиссия из депутатов и сенаторов, которая в течение месяца должна найти некий компромисс. По мнению зоозащитников, компромисс заключается в том, что в стране будут разрешены несколько притравочных станций, а остальные закроют как незаконные. Нетрудно угадать, кого будут обслуживать оставшиеся станции? Ясно, что не рядовых охотников на матерого зверя.

Зоозащитники опасаются, что закон, вместо того чтобы запретить притравочные станции, наоборот, их легализует. Ведь до сих пор прямого закона, по которому существовала бы сеть притравок в России, не было. Они регулировались исключительно правилами негосударственных охотничьих объединений. Причем эти правила нарушали сразу восемь(!) федеральных законов России. Это и статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающая ответственность за жестокое обращение с животными, и необходимость получать разрешение на отлов, скажем, медведей для использования их на притравках (ввиду отсутствия закона о притравках подобные разрешения никто не выдавал).

Полностью запретить притравки планировалось еще законом «Об ответственном обращении с животными». Однако против него выступила целая когорта губернаторов и главы некоторых республик. В результате усилий охотничьего лобби закон был снят со второго чтения.

В новом же законе «Об охоте» говорится весьма двусмысленно: «Стихийные притравочные станции должны быть закрыты». А официальные — это какие, если законом они не определены?

Против поправок, изначально вроде бы гуманных, уже собрано более миллиона подписей. Против притравочных станций выступает и часть охотников и собаководов.

Так, эксперт Всероссийской категории по охотничьим собакам Николай Шавров считает притравки «потешными дворами с изощренным истязанием каторжных зверей».

Двенадцать ведущих кинологов России написали обращение к законодателям, в котором обвиняют притравочные станции в деградации охотничьих пород:

«Изначально задуманные как один из тестов для племенного отбора, сейчас эти виды испытаний стали преобладающими в большинстве регионов и по своей сути превратились в развлекательные или спортивные мероприятия. Такое положение дел не может не вызвать опасений за будущее наших пород лаек, ведь испытания по подсадным видам не позволяет в полной мере осуществить оценку ряда ценных рабочих качеств собаки, что приводит к их постепенной деградации».

Многие владельцы охотничьих собак сегодня уже не ходят на охоту. Посещение притравочных станций для них превратилось в увеселительное шоу. Очень удобно — не надо бегать по полям и лесам, прямо тут, на станции, тебе и готовый медведь с лисой, и выпивка, и ведущий мероприятия, и прочее сопровождение.

Другая категория завсегдатаев притравочных станций — заводчики, для которых продажа дипломированных щенков — это бизнес. Им по лесам за кабанами с собаками бегать и вовсе некогда — главное, быстрее аттестовать собаку и продать элитных щенков.

«Состязания по вольерным видам превратились фактически в шоу, многие владельцы лаек уже стали забывать дорогу в лес, удовлетворяясь участием в состязаниях, а собаки стали отвыкать от выстрела», — подводит итог спору эксперт-кинолог Всероссийской категории Вячеслав Курилкин.