Юристы оценили шанс АСВ взыскать долг с не связанного с банкротом лица

Агентство по страхованию вкладов пытается привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам "лопнувшего" банка "Пушкино" Эдуарда Пичугина, который был совладельцем другой кредитной организации, в 2011 году присоединенной к банкроту. Юристы называют случай "прецедентным", однако считают, что у АСВ мало шансов доказать, что Пичугина можно отнести к "контролирующим лицам", с которых закон о банкротстве позволяет взыскивать долги банков.

В 2013 году Арбитражный суд Московской области признал банкротом АБ "Пушкино" (дело № А41-51561/2013). На 1 декабря 2016 года в реестре требований кредиторов значилась сумма в 25,6 млрд руб., к концу прошлого года кредитная организация успела погасить задолженность лишь на 1,36 млрд руб.

В декабре прошлого года Агентство по страхованию вкладов (АСВ), выступившее в качестве конкурсного управляющего, в рамках банкротного дела подало заявление о привлечении к субсидиарной ответственности 12 лиц, якобы контролировавших рухнувший банк. В их числе оказался не только экс-совладелец кредитной организации Алексей Алякин и топ-менеджеры банка, но и гендиректор студии "Ленфильм" Эдуард Пичугин, который никакого отношения к "Пушкино" не имел.

РБК пишет, что до 2011 года Пичугину принадлежало 15,04% в банке "АБ Финанс", который в конце того же года был присоединен к "Пушкино" и ликвидирован как самостоятельное юрлицо. АСВ утверждает на момент слияния банк находился в неудовлетворительном состоянии, у него были некачественные активы, которые перешли к "Пушкино" и повлияли на его платежеспособность. Будучи совладельцем "АБ Финанс", Пичугин, по мнению агентства, принимал участие в формировании таких активов. А именно, "принимал решения о выдаче заведомо невозвратных кредитов так называемым "техническим" заемщикам (безвозвратные ссуды), задолженность которых осталась непогашенной на балансе АБ "Пушкино".

"Нетривиальная" позиция АСВ и новые инструменты

"Нетривиальной, но не исключительной" назвал позицию АСВ и "архитектуру заявления о привлечении к субсидиарной ответственности" Магомед Газдиев, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». "Коммерческие банки в делах о банкротстве своих заемщиков и прежде пытались требовать привлечь к субсидиарной ответственности максимально широкий круг лиц в разное время так или иначе принимавших участие в управлении должником-банкротом", — комментирует юрист.

Говорит он и о том, что инструментарий АСВ в этом деле несколько шире обычного в силу того, что и должник-банкрот, и приобретенный им некачественный актив являются кредитными организациями (банками). "Если АСВ удастся добиться удовлетворения своих требований, на правоприменительной практике по аналогичным спорам это отразится весьма ощутимым для всех участников гражданского оборота образом", — считает Газдиев.

Андрей Набережный, юрист практики по разрешению споров и банкротству АБ "Линия права" считает, что если суд согласится включить Пичугина в список субсидиарных должников, "это будет являться продолжением складывающейся в судебной практике тенденции". Юрист напоминает о том, что раньше у АСВ были проблемы с привлечением к ответственности реальных бенефициаров банков к ответственности, но теперь эту проблему удалось разрешить. В качестве примера он называет взыскание 75,6 млрд руб. с Сергея Пугачева, бенефециара "Межпромбанка" по делу А40-119763/10 (см. ВС утвердил взыскание с экс-сенатора Пугачева 75,6 млрд руб. по делу "Межпромбанка"). Эксперт не исключает, что в ситуации нехватки денежных средств, суд и в рассматриваемом деле пойдет навстречу АСВ.

"Расширение возможностей АСВ в борьбе с недобросовестными лицами необходимо и может быть действительно полезно, однако должно весьма строго контролироваться со стороны суда. На практике такая позиция может привести к тому, что под ударом могут оказаться любые лица, из-за которых состояние банка даже незначительно ухудшилось. Однако если у АСВ будут реальные доказательства причастности таких лиц к созданию ситуации, при которой банк стал неплатежеспособен, нет оснований для того, чтобы не толковать положения закона расширительно. Это полностью согласуется с основной целью привлечения лиц к субсидиарной ответственности", — комментирует он.

Шансов мало или "почему не Бондарчук"

Большинство опрошенных "Право.ru" экспертов считают маловероятным, что суд в этом вопросе примет сторону АСВ, однако, если это произойдет, случай станет прецедентным. "Следует признать, что привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц в России — дело пока не очень простое. В последнее время практика совершенствуется, разрабатываются критерии привлечения к ответственности, но все равно сказать, что это реально работающий институт — пока нельзя, — объясняет Ведущий юрист "ФБК Право", к.ю.н. Алена Ермоленко. — Привлечение к субсидиарной ответственности в рассматриваемой ситуации — совершенно точно новая веха в развитии института субсидиарной ответственности, хотя ожидать положительное решение вряд ли можно".

Роман Терехин, управляющего партнера Адвокатского бюро города Москвы «Деловой фарватер», полагает, что привлечь Пичугина к дисциплинарной ответственности "мало возможно и достаточно трудно реализуемо". Хотя бы потому, что агентству придется доказать, что на момент свершения действий, способствующих несостоятельности банка, тот был его контролирующим лицом. Между тем, он не был ни владельцем, ни руководителем. Говорит адвокат и о том, что субсидиарная ответственность руководителя юрлица как специальный вид правовой ответственности является "понятием аномальным и экстраординарным" и может применяться только при наличии четко установленных обстоятельств, регламентированных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». А его расширенное толкование может привести к дисбалансу гражданских правоотношений и, как следствие, нарушению прав и охраняемых законом интересов граждан, в нем участвующих. "В то же время, в случае удовлетворения заявления АСВ, при наличии законных на то оснований, можно говорить о том, что мы получим бесценный прецедент, позволяющий вернуть часть денежных средств, утраченных в результате совершения противоправных действий лицами, способствующими наступлению несостоятельности", — говорит Терехин.

По мнению Газдиева из «Олевинский, Буюкян и партнеры», вероятность удовлетворения заявления АСВ также невысока. Свою позицию эксперт мотивирует тем, что  судя по имеющимся в публичном доступе материалами, Пичугину инкриминируется низкое качество кредитного портфеля некогда подконтрольного ему частично банка «АБ «Финанс». "Правоприменительная практика по делам о банкротстве склонна искать вину скорее тех, кто в непосредственном руководстве должника-банкрота принял решение о приобретение некачественного актива, «потопившего» в итоге предприятие (что ещё надо доказать — и это непросто). Те же, кто создал некачественный актив, суду традиционно неинтересны, поскольку они не влияли на принятие решение менеджментом должника-банкрота, а потому по смыслу ФЗ о банкротстве не могут нести субсидиарную ответственность по его обязательствам", — говорит он.

Кроме того, юристу неясно, почему АСВ предъявляет требования именно к Пичугину. "Не вдаваясь в подробности, отмечу, что свою часть акций (15.04%) он приобрел в сентябре 2010-го года у бывшего акционера банка Олега Олефиренко (30.08%) и сделка была не единственной, единовременно с Пичугиным, вторую «половину» портфеля Олефиренко (так же 15.04%) приобрел коллега Пичугана по цеху – Федор Бондарчук. Отчего же требование не предъявлено Бондарчуку? Загадка, — недоумевает эксперт. — Мне сложно представить, какие именно действия в управление «АБ «Финанс» за год и три месяца владения пакетом акций в 15.04% Пичугин мог совершить, потопив таким образом сразу две кредитные организации".

Все возможно, но нужны доказательства

Другие эксперты не исключают, что суд согласится с АСВ, однако для этого агентству придется приложить немало усилий. Ольга Ясько, партнер юридической практики KPMG говорит о том, что действующая редакция закона о банкротстве содержит широкое определение "контролирующего лица", которое можно привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам банкротящегося банка. Поэтому формальное основание для действий АСВ есть, считает она.

Вместе с тем реализовать его на практике будет непросто, поскольку необходимо будет доказать, что именно действия Пичугина, никак не связанного с "Пушкино", способствовали наступлению неплатежеспособности кредитной организации. "Какие доказательства имеются в распоряжении АСВ и как они будут оценены судом сейчас прокомментировать невозможно. Тем не менее, если суд согласится с доводами АСВ, дело будет иметь прецедентное значение не только для банковской практики, но и для практики банкротства юридических лиц в целом", — говорит юрист.

Марина Морозова, адвокат Юридической группы "Яковлев и Партнеры" также указала на то, что закон о банкротстве позволяет отнести к "контролирующим лицам" тех, кто имеет возможность определять действия должника, то есть юридически не быть с ним связанным и входить "теневую структуру управления". "В таком деле важно доказать причастность лица к управлению компанией", — уверена Морозова. Она также вспомнила дело о банкротстве "Межпромбанка", по которому удалось привлечь к ответственности банкира и экс-сенатора Пугачева, где важную роль сыграли свидетельские показания.

"Суд может сделать вывод о наличии оснований для привлечения Пичугина к субсидиарной ответственности только если у АСВ есть достаточное количество доказательств, которые наглядно свидетельствуют о наличии у Пичугина фактического контроля над банком «Пушкино», а также о его влиянии на к нему присоединение банка «АБ Финанс»", — соглашается с коллегами Людмила Титова, адвокат Forward Legal.

По словам адвоката, подобных прецедентов в практике немного. Так, она привела в пример дело ООО «УралСнабКомплект» (дело № А60-1260/2009), в рамках которого суд привлек к субсидиарной ответственности основателя «Макси-Групп» Николая Максимова как лицо, осуществляющее фактический контроль над должником. "Однако Максимов контролировал именно должника. В настоящем деле речь идет о контроле над правопредшественником", — уточняет юрист.