Фотофиксация дорожного правонарушения и презумпция виновности водителя не отменяют обязанности суда исследовать все обстоятельства дела

При рассмотрении жалоб на «письма счастья» о неправильном развороте суд не может ограничиваться лишь фотоматериалами ГИБДД и должен исследовать другие доказательства, в том числе дислокацию дорожных знаков и разметку участка дороги, на котором было совершено административное правонарушение, а также допросить должностное лицо Центра автоматической фиксации административных правонарушений (далее – ЦАФАП), вынесшее постановление по делу (постановление ВС РФ от 3 мая 2018 г. № 46-АД18-5).

На это указал Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая жалобу автолюбителя, который так и не понял – за что же его оштрафовали.

Постановление о привлечении к ответственности лишь скупо указывало, что собственник автомашины привлекается по ч. 2 ст. 12.16 КоАП. Без уточнения – допустил ли он поворот налево или разворот, а также, – какое именно требование он нарушил – разметки или дорожного знака. Фото было не менее лаконичным – на нем не был запечатлен момент поворота или разворота.

Задетый за живое автолюбитель попытался обжаловать постановление в суде. Суд первой инстанции, поразмыслив над скудными данными, пришел к выводу, что водитель все-таки допустил поворот налево не из крайней левой полосы, в нарушение требований, предписанных именно дорожным знаком 5.15.1 «Направление движения по полосам». Выводы эти, откровенно говоря, были позаимствованы из письменного отзыва инспектора ЦАФАП – автора оспариваемого постановления. Инспектор заверял суд, что «на фотоматериале, хранящемся в официальной базе данных, отображено, что водитель допустил проезд из правого ряда налево, проигнорировав требования, предписанные дорожными знаками и разметкой проезжей части дороги».

К тому же, отметил суд, обязанность по доказыванию невиновности в данном случае лежит исключительно на собственнике транспортного средства. А он каких-либо объективных доказательств, подтверждающих факт соблюдения им п. 1.3 Правил дорожного движения, не представил. К аналогичным выводам пришла и следующая инстанция.

Однако ВС РФ раскритиковал выводы коллег из районного и областного судов:

  • из представленных в материалы дела фотографий, полученных с применением работающего в автоматическом режиме специального технического средства, усматривается лишь, что автомобиль «нарушителя» движется прямо, пересекая стоп-линию. Вмененный водителю маневр поворота налево или разворота на снимках не запечатлен;
  • а главное, на этих фотоснимках не видно никакого дорожного знака 5.15.1 «Направление движения по полосам»;
  • при этом суд не истребовал ни дислокацию дорожных знаков, ни дислокацию разметки участка дороги, на котором было совершено вмененное правонарушение;
  • инспектор ЦАФАП, вынесший постановление по делу, в суд не вызывался и там не допрашивался;
  • а столь ценный в доказательственном плане отзыв инспектора ЦАФАП приобщен к материалам дела в незаверенной копии. А значит вообще не может быть положен в основу судебного акта;
  • что же до бремени доказывания, то – данное дело, действительно, является исключением из общего правила о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Однако это вовсе не отменяет действие иных положений, раскрывающих принцип презумпции невиновности (а именно ч. 1-2 и ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ);
  • а значит, уполномоченные органы, включая суды, – при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме средствами фотосъемки – не освобождаются от соблюдения требований КоАП РФ о всестороннем, полном, объективном и своевременном выяснении всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях (на что неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 7 декабря 2010 года № 1621-О-О, от 22 марта 2011 г. № 391-О-О, от 21 июня 2011 г. № 774-О-О, от 25 января 2012 г. № 177-О-О).

Изложенное выше – указал ВС РФ – не позволяет признать выводы должностного лица и судебных инстанций, а также принятые ими акты обоснованными.

Итог – все ранее вынесенные постановления и решение отменены, а дело против автолюбителя прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств.